загрузка...
 

  Главная    Аудиокниги   Музыка    Экранизации    Дебют    Читальный зал     Сюжетный каталог    Форум    Контакты

 

Личный кабинет

 

 

 

Забыли пароль?

Регистрация

 

 

Авторы

 Исторические любовные романы

 Современные любовные романы

 Короткие любовные романы

Остросюжетные любовные романы

 Любовно-фантастические романы

 

 
Говорят, что первая любовь приходит и уходит. Оставляет после себя приятное послевкусие, а иногда горечь. Но это обязательно нужно пережить, то главное волнение, а порой и лёгкое сумасшествие. Взять от первой любви всё лучшее и важное, и дальше строить свою жизнь, помня и ни о чём не жалея... 

 

 
 
 
Неизбежное пугает, но для Эли известие о смертельной болезни стало шагом к новой жизни. Жизни без чужого мнения, оглядок на прошлое, настоящей жизни. Смелость и уверенность стали её девизом. Все страхи позади, но времени остаётся слишком мало, а нужно успеть испытать всё, чего была лишена... 
 
  
Что может быть увлекательнее, чем новые отношения, особенно, если они ни к чему не обязывают. Вот только, если ты чего-то не понимаешь, становиться как-то не по себе. Влад, познакомившись с девушкой Милой, не ждал такого стремительного развития отношений и, тем более, ещё более стремительного их завершения... 
 
 Он был Ангелом, хотел попасть в Великое Ничто, куда после мятежа была отправлена его возлюбленная, и потому стал высмеивать творения Создателя, за что и был выдворен с Небес - но не в Ничто, к возлюбленной Моник, а на Землю, в Америку конца 19-го века, к человекам, которых презирал...
 
 
 
 



 

 

 

 

Главная (Библиотека любовного романа) » Макнот Джудит. РАЗ И НАВСЕГДА. Глава 8

 

 

Макнот Джудит. РАЗ И НАВСЕГДА. Глава 8

Глава 8

 

– Не могу описать, как я сожалею о том, что произошло вчера вечером, – говорил Чарльз Виктории на следующее утро за завтраком, и его лицо при этом выражало искреннее раскаяние. – Я поступил не правильно, объявив о вашей помолвке с Джейсоном, но мне так хотелось надеяться, что ваш брачный союз возможен-. Что касается леди Кирби, то она попросту старая карга, а ее дочка уже в течение двух лет бегает за Джейсоном, вот почему они обе примчались сюда, чтобы взглянуть на вас.

– Нет нужды объяснять все это вновь, дядя Чарльз, – мягко сказала Виктория. – В конце концов, это никому не причинило вреда.

– Может, и так, но в дополнение к прочим неприятным свойствам ее натуры Кирби – худшая из сплетниц. Теперь, когда она лично удостоверилась в вашем присутствии здесь, она непременно устроит в свете жуткий переполох, и сюда хлынет нескончаемый поток визитеров, также жаждущих лично взглянуть на вас. Стало быть, вам немедленно следует обзавестись подходящей компаньонкой, чтобы ни одна душа не могла упрекнуть вас в том, что вы проживаете одна в доме с двумя мужчинами.

Чарльз поднял голову, чтобы взглянуть на входившего Джейсона, и Виктория вся напряглась, умоляя Всевышнего о том, чтобы перемирие, заключенное накануне вечером, осталось в силе при свете дня.

– Джейсон, я как раз объяснял Виктории необходимость присутствия компаньонки. Я послал за Флосси Уильсон, – добавил он, имея в виду свою тетю – старую деву, которая когда-то помогала ухаживать за маленьким Джейми. – Она самая настоящая чванливая гусыня, но в то же время – моя единственная родственница и единственная подходящая компаньонка для Виктории, которая мне известна. Несмотря на тупость, Флосси знает, как надо вести себя в обществе.

– Прекрасно, – рассеянно сказал Джейсон, подходя к месту, где сидела Виктория. С высоты своего роста он, как обычно, бесстрастно взглянул на нее. – Надеюсь, у вас не осталось никаких неприятных ощущений от бренди, с которым вы вчера вечером познакомились в своей опочивальне?

– Отнюдь, – одарила она его лучезарной улыбкой. – По правде говоря, я полюбила бренди, когда немного привыкла к нему.

Ленивая усмешка озарила его загорелое лицо, и у Виктории сильнее забилось сердце. У Джейсона Филдинга была такая улыбка, которая могла растопить и ледник!

– Будьте осторожны, не переусердствуйте с алкоголем… – сказал он и, поддразнивая, добавил:

– кузина.

Целиком погрузившись в мечты о дальнейшем развитии дружбы с Джейсоном, Виктория больше не прислушивалась к тому, что обсуждали между собой мужчины, пока Джейсон не обратился непосредственно к ней:

– Вы слышите, Виктория?

Девушка непонимающе взглянула на него.

– Извините, я не прислушивалась.

– В пятницу я ожидаю с визитом гостя, который недавно возвратился из Франции, – повторил Джейсон. – Если он приедет с женой, то я хотел бы представить вас ей.

Радость, вспыхнувшая от такого официального признания ее, быстро угасла, когда он продолжил свою мысль:

– Графиня Коллингвуд – отличный образец того, как следует вести себя в обществе. Вы поступите мудро, если понаблюдаете за ее поведением и постараетесь подражать ей.

Виктория вспыхнула, чувствуя себя нашалившим ребенком, которому сказали, что он должен следовать примеру кого-то другого. Более того, она уже познакомилась с четырьмя английскими аристократами – Чарльзом, Джейсоном, леди Кирби и мисс Джоанной Кирби. И пришла к выводу, что, если не считать Чарльза, с аристократами трудно ладить, так что Виктории вовсе не улыбалась перспектива познакомиться еще с двумя субъектами из этого племени.

Тем не менее она подавила раздражение и постаралась не думать об очередном предстоящем кошмаре.

– Благодарю вас, – вежливо сказала она. – Буду с нетерпением ожидать встречи с ними.

Следующие четыре дня Виктория приятно провела в компании Чарльза или занимаясь написанием писем. На пятый день после обеда она спустилась в кухню, чтобы запастись едой для Вилли.

– Это животное так раздобреет от вашей кормежки, что на нем можно будет ездить верхом, – добродушно предупредила ее миссис Крэддок.

– До этого еще далеко, – улыбнулась девушка. – Можно мне взять вон ту большую косточку, или вы собираетесь положить ее в суп?

Миссис Крэддок заверила Викторию, что кость ей не понадобится и она смело может ее взять. Поблагодарив, девушка было пошла во двор, как вдруг что-то вспомнила и обернулась.

– Вчера вечером мистер Фил.., то есть я хочу сказать, его милость, – осеклась она, заметив, как застыли лица присутствующих при одном упоминании хозяина, – сказал, что такой жареной утки он не пробовал ни разу в жизни. Не знаю, успел ли он сам сказать вам об этом, – объяснила Виктория, прекрасно зная, что Джейсону, вероятнее всего, такое и в голову не придет, – но мне казалось, вам будет приятно услышать это.

От удовольствия полные щеки миссис Крэддок покраснели.

– Спасибо, миледи, – вежливо ответила она. Виктория отреагировала на упоминание ее титула улыбкой и, махнув рукой, вышла.

– Вот это настоящая леди, – объявила миссис Крэддок подручным, когда девушка ушла. – Она ласкова и добра и отнюдь не похожа на тех безразличных ко всему мисс, которых можно встретить в Лондоне, или на тех высокородных особ, которых его милость приглашает время от времени в гости. О'Мэлли говорит, что она графиня. Он слышал, как его светлость сказал об этом на днях леди Кирби.

Виктория понесла еду к тому месту, где она оставляла ее для Вилли уже девять дней подряд. Вместо того чтобы попятиться назад, в тень деревьев, как он обычно делал, пес, увидев ее, затрусил вперед.

– Вот, Вилли, – сказала Виктория ласково, – смотри, что я тебе принесла.

Когда огромный серебристо-черный пес подошел почти на расстояние вытянутой руки – гораздо ближе, чем прежде, – девушка не смогла сдержать радостной улыбки.

– Если ты дашь мне себя погладить, Вилли, – сказала она, тихонько приближаясь к нему и протягивая миску, – я принесу тебе еще одну вкуснейшую косточку вечером после ужина.

Он остановился как вкопанный, наблюдая за ней не то со страхом, не то с недоверием.

– Я знаю, что ты хочешь есть, – продолжала Виктория, делая еще один маленький шаг в его сторону, – а я хочу быть твоим другом. Наверное, ты думаешь, что я подлизываюсь к тебе, – говорила она, потихоньку наклоняясь и ставя миску на землю между собой и собакой. – И ты прав. Я так же одинока, как и ты, но мы с тобой могли бы стать большими друзьями. У меня никогда не было собаки, ты знаешь об этом?

Его горящие глаза жадно уставились на еду, а затем пес перевел вопросительный взгляд на нее. Через минуту он приблизился к миске, не спуская с Виктории глаз даже тогда, когда, наклонив голову, начал жадно поглощать угощение. Виктория продолжала ласково разговаривать с ним, пытаясь уверить его в своих благих намерениях.

– Не могу представить себе, о чем думал мистер Филдинг, когда выбирал тебе кличку, – ты совсем не похож на Вилли. Я бы назвала тебя Волком или Императором, это бы соответствовало твоему грозному виду.

Закончив трапезу, пес было пошел прочь, но Виктория быстро вытянула вперед левую руку, показав ему огромную кость.

– Ты должен взять ее из моей руки, если тебе хочется ее получить. – В один миг его мощные челюсти сомкнулись, и он вырвал кость. Виктория ожидала, что он убежит с добычей в рощу, но, к ее восторгу, пес осторожно уселся у ее ног и начал с хрустом глодать кость.

И тут Виктория почувствовала, что небеса смилостивились над ней. Больше она не была нежеланной гостьей в Уэйкфиуде – оба Филдинга стали ее друзьями, а в скором времени и Вилли присоединится к ним. Она опустилась на колени и погладила его огромную голову.

– Тебя нужно хорошенько расчесать, – сказала девушка, наблюдая, как его острые, цвета слоновой кости клыки впиваются в столь редкий для него деликатес. – Как бы мне хотелось, чтобы тебя увидела Дороти, – мечтательно продолжала она. – Она любит животных и умеет с ними обращаться. Да она бы запросто научила тебя всяким трюкам. – Эта мысль заставила девушку улыбнуться, а затем затосковать по сестре.


Была середина следующего дня, когда Нортроп сообщил о прибытии лорда Коллингвуда и о том, что лорд Филдинг просит Викторию спуститься к нему в кабинет.

Виктория опасливо взглянула на себя в зеркало над туалетным столиком, а затем присела на пуф, чтобы привести в порядок прическу, перед тем как встретиться с, по-видимому, тучным, бесстрастным и гордым вельможей, характером, конечно же, напоминающим леди Кирби.

– Коляска, в которой она ехала сюда, сломалась по дороге, и фермеры взяли ее с собой, – рассказывал Джейсон Роберту Коллингвуду с усмешкой. – Когда с повозки снимали ее чемодан, два поросенка выпрыгнули на землю, и Виктория поймала одного из них как раз в тот момент, когда Нортроп открыл парадное. Увидев в ее руках поросенка, он принял ее за крестьяночку и велел пойти с товаром на задний двор. Когда Виктория пропустила это мимо ушей, он велел лакею выдворить ее из поместья, – закончил Джейсон, передав Роберту Коллингвуду рюмку кларета.

– Бог ты мой! – смеялся граф. – Ну и прием! – Подняв рюмку, он предложил тост:

– За твое счастье и долготерпение твоей невесты.

Джейсон нахмурился. Пытаясь разъяснить свою мысль, Роберт добавил:

– Поскольку она не убежала и не села на первое же судно, отправляющееся в Америку, могу лишь предположить, что мисс Ситон отличается исключительным терпением – а это самая положительная черта для жены.

– Объявление о помолвке в «Таймс» – дело рук Чарльза, – без обиняков сказал Джейсон. – Виктория – его отдаленная родня. Когда он узнал, что она осталась сиротой, и пригласил ее к себе, то решил, что мне следует жениться на ней.

– Ты хочешь сказать, что он предварительно не переговорил с тобой? – недоверчиво спросил Роберт.

– Я узнал о помолвке также, как и все, – через газету. Добродушные карие глаза графа загорелись веселыми искорками.

– Представляю, какой это был сюрприз!

– Я был взбешен, – поправил Джейсон. – Кстати, раз уж мы об этом заговорили: я надеялся, что ты сегодня приедешь с супругой и Виктория сможет познакомиться с ней. Кэролайн лишь немного старше ее, и я уверен, что они могли бы стать друзьями. По правде говоря, Виктории нужна здесь подруга. Когда ее мать вышла за ирландского врача, в свете был скандал, и старая леди Кирби явно намерена снова подлить масла в огонь.

А тут еще бабушка Виктории – герцогиня Клермонт, которая, очевидно, не хочет признавать девушку своей родственницей. По родовой линии Виктория – графиня, но, для того чтобы ее приняли в обществе должным образом, одного этого недостаточно. Конечно, поддержка Чарльза ей обеспечена, и это поможет. Никто не осмелится дать ей от ворот поворот.

– Не забудь, что ей обеспечена и твоя весомая поддержка, а это немаловажно.

– Нет, – сухо возразил Джейсон, – если речь идет о поддержании репутации целомудренной девственницы, лучше обойтись без моей поддержки.

– Верно, – хмыкнул Роберт.

– Во всяком случае, пока Виктории довелось в качестве образцов английской аристократии познакомиться лишь с семейством Кирби. Я надеюсь, что твоя супруга произведет на нее гораздо лучшее впечатление. Я уже предложил, чтобы она рассматривала Кэролайн как достойный образец в плане манер и поведения…

Роберт Коллингвуд откинул голову назад и захохотал.

– Ты это серьезно? Тогда, будем надеяться, леди Виктория не последует твоему совету. Манеры Кэролайн изысканны, причем настолько изысканны, что, по-видимому, даже ты поверил в то, что она являет собой образец для подражания, но дело в том, что я постоянно выручаю ее из неприятных ситуаций. Я в жизни не встречал более своенравной молодой женщины, – заключил он, но в его тоне звучала нежность к жене.

– В таком случае Виктория и Кэролайн прекрасно подойдут друг другу, – сухо заметил Джейсон.

– Я вижу, ты проявляешь особый интерес к мисс Си-тон, – пристально глядя на него, сказал Роберт.

– Только в качестве вынужденного попечителя. У дверей кабинета Виктория расправила складки яблочно-зеленого муслинового платья, негромко постучала в дверь и вошла. Джейсон сидел за своим письменным столом в кожаном кресле с высокой спинкой и беседовал с мужчиной, которому на вид можно было дать лет тридцать с небольшим.

Увидев ее, мужчины прекратили разговор и одновременно встали – и в этом движении, казалось, отразилось сходство между ними. Как и Джейсон, граф был высок, красив, атлетически сложен, но его волосы были песочного цвета, а глаза ярко-карие. От него исходило такое же ощущение уверенности в себе, как и от Джейсона, но он не выглядел таким устрашающе грозным. В его глазах мелькали веселые искорки, а улыбку, пожалуй, можно было назвать даже дружелюбной. Однако он, видимо, был не из тех людей, кого стоит иметь своим врагом.

– Простите меня за столь пристальный взгляд, – извиняющимся тоном сказала девушка, когда Джейсон представил их друг другу. – Но когда я увидела вас рядом, мне показалось, что между вами есть что-то общее.

– Уверен, что вы делаете нам комплимент, миледи, – улыбнулся Роберт Коллингвуд.

– Нет, – пошутил Джейсон, – это не так. Виктория попыталась подыскать подходящий ответ, но ничего не приходило в голову. Однако выручил граф, который бросил возмущенный взгляд на Джейсона и заметил:

– Ну и как же мисс Ситон должна реагировать на это заявление?

Ответа Джейсона Виктория не услышала, так как ее внимание отвлек еще один гость – очаровательный мальчуган приблизительно трех лет, стоявший возле графа и в немом восхищении взиравший на нее, так что за этим занятием даже забыл о паруснике, зажатом в его пухлых ручонках. С курчавыми волосиками песочного цвета и карими глазами, он был миниатюрной копией отца, в таких же, как и тот, коричневых бриджах для верховой езды, коричневых кожаных сапогах и коричневой курточке.

Зачарованная этим зрелищем, Виктория улыбнулась:

– Кажется, нас никто не представил…

– Простите, это моя вина, – торжественно улыбнулся граф. – Леди Виктория, позвольте представить вам моего сына Джона.

Мальчонка положил парусник на стул возле себя и с важным видом поклонился. Виктория ответила низким реверансом, на что малыш громко хихикнул, а затем указал пухлым пальчиком на ее волосы и вопрошающе посмотрел на отца.

– Рыжие? – с восторгом спросил он.

– Да, – согласился Роберт. Ребенок засиял.

– Прелесть, – прошептал он, вызвав веселый смех отца.

– Джон, ты еще чересчур молод, чтобы пытаться привлекать к себе внимание леди.

– Но ведь я не просто леди, – сказала Виктория, совершенно очарованная малышом. И бойко добавила, обращаясь к нему:

– Я морячка!

В его глазах появилось сомнение, тогда она заверила:

– Правда, правда. Мой друг Эндрю и я любили делать кораблики и пускать их по реке вместе с другими ребятами, хотя наши кораблики были куда меньше по размеру, чем твой. Может, пойдем на речку испытать твой парусник?

Он кивнул, и Виктория вопросительно взглянула на лорда Коллингвуда.

– Я позабочусь о мальчугане, можете не сомневаться, – пообещала она. – И конечно, о кораблике.

Когда граф согласился, Джон взял ее за руку и они церемонно покинули кабинет.

– Видно, что она обожает детей, – заметил Роберт, когда Виктория и ее юный спутник вышли.

– Она сама еще ребенок, – махнув рукой, ответил Джейсон.

Граф обернулся и глянул вслед привлекательной молодой леди, шедшей через приемную залу. Затем он весело посмотрел на Джейсона, но не стал возражать.

Почти час Виктория сидела на одеяле на берегу речки, протекавшей по живописному лугу, и, греясь на солнышке, рассказывала Джону фантастические истории о пиратах и штормах, с которыми столкнулось их судно во время путешествия из Америки. Джон упоенно слушал, дергая за длинную бечевку, которую Виктория добыла у Нортропа и привязала к кораблику.

Когда мальчику надоело пускать парусник на отмели, Виктория взяла бечевку и они пошли вниз по речке, где у широкого изящного каменного мостика лежало большое поваленное дерево и вода там бурлила, как при хорошем морском шторме.

– Держи, – сказала она, передавая Джону конец бечевки. – Не отпускай кораблик, а то он потерпит крушение, столкнувшись с этим деревом.

– Хорошо, – согласился он, с восторгом наблюдая, как его трехмачтовое судно погружается и, как поплавок, выскакивает на поверхность бурлящей воды.

Виктория шла по крутому берегу, собирая в букет розовые, белые и голубые полевые цветы, ковром устилавшие склон, как вдруг Джон взвизгнул и вприпрыжку побежал, пытаясь догнать бечевку, которая выскользнула у него из рук.

– Стой на месте! – крикнула она и бросилась на помощь.

Мужественно сдерживая рыдания, он показал на маленький парусник, скользивший прямо к веткам упавшего дерева.

– Все пропало, – прошептал он, и две слезинки выкатились из его карих глаз. – Его сделал для меня дядя Джордж. Ему будет очень грустно.

Виктория в замешательстве закусила губу. Хотя здесь глубоко и течение быстрое, они с Эндрю спасали свои кораблики и в гораздо более опасных водах. Она подняла голову и оглядела крутой берег, убедилась, что их абсолютно не видно из дворца, и – решилась.

– Нет, ничего не пропало, просто корабль сел на риф, – непринужденно сказала она, обнимая мальчонку. – Сейчас я его спасу. – Девушка уже скидывала туфли, чулки и новое зеленое муслиновое платье, купленное по указанию Джейсона. – Сиди здесь, а я его достану.

Оставшись в сорочке и нижней юбке, она вошла в воду и, когда дно исчезло под ногами, поплыла, как умелый пловец, длинными гребками к дальнему концу дерева. У моста вода оказалась холодной как лед; здесь течение было особенно сильным и бурным, но она без труда обнаружила парусник. Однако сложнее оказалось освободить бечевку, запутавшуюся в древесных ветках. Она дважды нырнула под ветки, что вызвало восторженное восклицание у маленького Джона, которому, очевидно, подобное зрелище было в новинку.

Несмотря на холодную воду и мокрую юбку, купание доставляло Виктории удовольствие, даря забытое ощущение свободы.

– Сейчас я нырну последний раз и освобожу якорь, – крикнула она мальчику, махнув рукой, и добавила:

– Стой на месте, мне не нужна помощь.

Он послушно кивнул, и Виктория снова поднырнула под дерево, нащупывая бечевку холодными пальцами и разыскивая то место, где она намоталась на сучок.

– Нортроп сказал, что видел, как они пошли в сторону мостика… – Джейсон не договорил, так как до них донеслось из фразы Виктории только одно слово – «помощь».

Мужчины пустились бежать через лужайку к отдаленному мостику. Скользя по траве, они спустились по крутому, заросшему цветами берегу к Джону. Роберт Коллингвуд схватил сына за плечи и охрипшим от тревоги голосом спросил:

– Где она?

– Под мостом, – улыбаясь, ответил малыш. – Она нырнула под дерево, чтобы достать кораблик, который дядя Джордж сделал для меня.

– Иисус Христос! Эта дурочка… – воскликнул Джейсон, стаскивая пиджак и подбегая к реке.

Неожиданно из воды вынырнула смеющаяся рыжеволосая русалка.

– Все в порядке, Джон! – крикнула она, не заметив вновь прибывших, так как глаза ей закрывали пряди мокрых волос.

– Отлично! – воскликнул мальчик, хлопая в ладоши. Джейсон застыл у кромки воды. Чувство безумного страха теперь уступило место бешенству, когда он увидел, как беспечно эта сумасшедшая плывет к берегу, делая длинные изящные гребки, а за ней на буксире тянется маленький кораблик. Широко расставив ноги, уставившись на нее глазами, в которых сверкали молнии, он нетерпеливо ждал приближения девушки, чтобы, подобно орлу, кинуться на свою жертву.

Роберт Коллингвуд бросил одобрительный взгляд на обезумевшего от ярости друга и взял сына за руку.

– Пойдем к дому, Джон, – твердо велел он. – Видимо, у лорда Филдинга есть что сказать мисс Виктории.

– Он хочет поблагодарить ее? – предположил мальчик.

– Нет, – усмехнулся отец. – Не поблагодарить. Виктория, пятясь, вышла из воды, дергая за бечевку суденышко и говоря уже отсутствующему Джону:

– Ну видишь, я же говорила тебе, что умею спасать… – При этом она спиной натолкнулась на какой-то неподвижный предмет, и в тот же миг чьи-то руки клещами вцепились в ее плечи.

– Вы, маленькая дурочка! – бешено рявкнул Джейсон, развернув ее к себе. – Вы же могли утонуть!

– Нет.., нет, не было никакого риска, – выдохнула девушка, испуганная злым блеском его зеленых глаз. – Я прекрасно плаваю, и…

– Грум, который чуть не утонул на этом месте в прошлом году, тоже хорошо плавает.

– Ладно-ладно, однако если вы переломаете мне руки, это вряд ли поможет. – Ее попытки освободиться приводили лишь к тому, что он еще сильнее сжимал ее плечи.

От волнения грудь девушки вздымалась и опадала, но она тщетно взывала к его рассудку.

– Я понимаю, что напугала вас, мне очень жаль, но не было никакой опасности. Я не сделала ничего плохого.

– Ничего плохого? И никакой опасности? – зловеще повторил он, и его взгляд скользнул по ее груди. Неожиданно Виктория осознала, что она полуодета, насквозь промокла и что с ее сорочки, касающейся маркиза, капает вода.

– А если бы кто-нибудь другой стоял здесь на берегу и наблюдал.., как вы думаете, что могло бы случиться?

Виктория нервно сглотнула, вспомнив эпизод, когда девочкой она затемно вернулась домой и узнала, что отец собрал поисковую группу, чтобы обшарить лес и найти ее. Увидев ее, отец сначала обрадовался. Но затем целых двое суток она не могла нормально сидеть.

– Н-не знаю, что могло бы случиться, – ответила она, пытаясь храбриться. – Думаю, что этот человек подал бы мне мою одежду и..

Взгляд Джейсона упал на ее влажные губы, затем скользнул ниже по линии шеи к соблазнительным бугоркам, выделявшимся под прилипшей к телу мокрой сорочкой. Ее голова откинулась назад, и бугорки призывно подрагивали, неопровержимо подчеркивая, что она весьма привлекательная женщина, а не ребенок, как он пытался себя убедить.

– Вот что могло бы случиться! – вдруг выпалил он и впился ей в губы, запечатлев такой жесткий, дикий поцелуй, который мог означать лишь наказание и унижение.

Виктория молча пыталась высвободиться. Но от этого он, казалось, злился еще больше и поцелуй становился еще крепче.

– Пожалуйста, – полным слез голосом попыталась вымолвить она, – мне очень жаль, что я так напугала вас…

Он медленно ослабил хватку, поднял голову и уставился в ее испуганные глаза. Машинальным движением Виктория прикрыла руками грудь. Ее волосы струились по плечам, как золотые нити, а глаза расширились от страха и искреннего раскаяния.

– Пожалуйста, – снова прошептала она дрожащим от волнения голосом, поскольку ей страстно хотелось сохранить перемирие, установившееся и поддерживаемое между ними уже целых пять дней. – Не сердитесь, простите меня за то, что я напугала вас. Я плаваю с детских лет, но мне не следовало делать этого сегодня, я теперь поняла это.

Ее простодушное, сделанное искренне, от души признание окончательно добило его. К каким только хитростям не прибегали женщины, пытаясь завлечь его, с тех пор как он стал богат и получил титул, но тщетно; бесхитростность же Виктории, ее прекрасное, обращенное к нему лицо.., и все это в сочетании с прикосновением ее соблазнительной груди подействовали на него как мощный наркотик, В нем пробудилось острое желание, в жилах забурлила кровь, и это заставило Джейсона прижать девушку к себе еще крепче.

Виктория заметила, что в его глазах загорелось какое-то новое и ужасное пламя. Она отпрянула, собираясь закричать, но он впился губами в се рот с такой требовательной настойчивостью, что она окаменела.

Как испуганный кролик, попавший в ловушку, она сопротивлялась, пока не почувствовала, что его руки успокаивающе гладят ее по спине и плечам.

Как в тумане, она скользнула руками вверх по его груди, пытаясь, чтобы не упасть, уцепиться за человека, который выводил ее из равновесия. За этим невинным движением со стороны Джейсона последовала мгновенная реакция. Его руки сомкнулись вокруг ее талии, и он начал бешено целовать ее. В состоянии неведомого для нее томления Виктория встала на цыпочки. Когда она прижалась к нему всем телом, он застонал и его полураскрытые губы впились в ее рот.

Виктория оторвалась от его губ, ошеломленная тем, что он делает, и со всей силы попыталась оттолкнуть его.

– Не нужно! – крикнула она.

Он отпустил ее так неожиданно, что она попятилась назад; затем сделал глубокий шумный вдох. Виктория враждебно, с вызовом смотрела на Джейсона, не сомневаясь, что он, как обычно, возложит вину за этот абсолютно неприличный поцелуй на нее, и поспешила опередить события.

– Полагаю, в этом есть и доля моей вины, – сердито сказала она. – Вы, конечно, скажете, что я сама напросилась на такое обращение!

Его рот скривился в мрачной улыбке, и Виктории показалось, что он пытается взять себя в руки.

– Первая ошибка сегодня была вашей, – наконец сказал он. – А эта ошибка – моя. Простите меня.

– Что? – не веря своим ушам, переспросила девушка.

– Вопреки тому, что вы думаете обо мне, – протянул Джейсон, – я не привык совращать невинных…

– Но меня никто и не совращал, – гордо солгала Виктория.

Ленивая усмешка блеснула в его глазах.

– Разве нет? – спросил он, забавляясь, и его тело понемногу расслабилось.

– Уверяю вас, что нет!

– Тогда советую вам поскорее одеться, пока мне не вздумалось доказать вам, как вы ошибаетесь.

Виктория открыла было рот, чтобы высказать подходящее к случаю едкое замечание относительно его возмутительного самомнения, но, увидев его вызывающую неотразимую улыбку, сдалась.

– Вы просто невозможный человек!

– Вы правы, – согласился он и отвернулся, давая ей Возможность одеться.

Отчаянно пытаясь сдержать гнев и настроиться, как это сделал он, на будничный лад, она поспешно попыталась привести себя в надлежащий вид. Эндрю несколько раз целовал ее, но отнюдь не так. Совсем не так. Джейсон не должен был так поступать, как не должен теперь быть таким невыносимо равнодушным – после всего того, что произошло.

Она была абсолютно уверена, что вправе разозлиться на него, но, с другой стороны, у нее оставалось небольшое сомнение: может быть, в Англии нравы совсем иные? Возможно, леди здесь походя соглашаются на такие поцелуи. Вероятно, она будет выглядеть просто недотепой, если сделает из этого драму. Даже если она поступит так, Джейсон может лишь пожать плечами, отнесясь к вопросу о поцелуе как к не заслуживающему внимания, что он, собственно говоря, в эту минуту и делал.

Она ничего бы не выиграла, поссорившись с ним. Однако полностью сдержать себя Виктория была не в состоянии.

– Вы поистине невозможный человек, – повторила она.

– Мы уже согласились по этому пункту.

– И вы непредсказуемы.

– В каком плане?

– Ну, я была почти уверена, что вы ударите меня за то, что я так вас испугала. А вместо этого вы взяли и поцеловали. – Наклонившись, она подобрала парусник Джона. – Я начинаю думать, что вы очень похожи на свою собаку – оба выглядите гораздо свирепее, чем есть на самом деле.

На этот раз она увидела, что он несколько утратил свой спокойный самоуверенный вид.

– Мою собаку? – в недоумении повторил он.

– Вилли, – пояснила она.

– Если вы считаете Вилли свирепым, тогда, значит, вы испугаетесь и канарейки.

– Я прихожу к заключению, что нет никаких оснований бояться вас обоих.

Улыбка тронула уголки его чувственных губ, когда он брал у нее парусник Джона.

– Только не говорите об этом никому, а то подорвете мою репутацию.

Виктория завернулась в одеяло, затем, наклонив голову набок, ехидно спросила:

– А у вас она есть?

– Самая что ни на есть скверная! – вызывающе бросил он. – Хотите знать грязные подробности?

– Конечно, нет, – чопорно ответила она. И в надежде, что, возможно, раскаяние Джейсона по поводу поцелуя сделает его более покладистым, девушка набралась храбрости, чтобы затронуть тему, которая уже давно не давала ей покоя. По дороге к дому она запустила пробный шар:

– Вы могли бы исправить свою ошибку.

Джейсон смерил ее взглядом.

– Я-то считаю, что если подытожить наши ошибки, то мы квиты. Однако скажите, чего бы вы хотели?

– Получить обратно свои платья.

– Нет.

– Вы не понимаете!.. – выкрикнула она, переполненная эмоциями последних мгновений – поцелуем, его безжалостным отношением. – Я ношу траур по погибшим родителям.

– Я понимаю и все же не считаю, что скорбь может быть так велика, что ее невозможно носить в себе, и вообще я не верю во внешние проявления траура. Мы с Чарльзом намерены обеспечить вам здесь новую жизнь – такую, которая вам будет по душе.

– Мне не нужна новая жизнь! – в отчаянии возразила девушка. – Я задержусь здесь только до того момента, пока за мной не приедет Эндрю, и…

– Он не собирается приезжать за вами, Виктория, – сказал Джейсон. – За все эти месяцы он написал вам всего одно письмо.

Его слова подействовали на Викторию, как удар хлыста.

– Он приедет, уверяю вас. До моего отъезда он не успел прислать больше одного письма. Причина только в этом. На лице Джейсона появилось жесткое выражение.

– Надеюсь, вы правы. Однако запрещаю вам носить траур. Скорбеть следует в душе, а не напоказ.

– Откуда вам это знать? – взорвалась Виктория, резко повернувшись к нему и подбоченясь. – Если бы у вас была душа, вы не заставили бы меня прохаживаться здесь в этих праздничных платьях, как будто моих родителей вообще никогда не было на свете. У вас нет души!

– Верно! – отрезал он; в его низком голосе на этот раз прозвучала угроза. – Помните это и не вводите себя в заблуждение, что под моей свирепой маской скрывается домашняя болонка. Десятки женщин делали такую ошибку и потом весьма раскаивались.

Виктория побежала от него, не в силах сдержать дрожь. Как она могла вообразить, что они могут быть друзьями! Он бесстрастен, циничен, порочен и жесток; у него крутой, опасный нрав; и кроме того, совершенно очевидно, что он неуравновешенный тип! Ни один мужчина в здравом уме не станет целовать женщину с такой нежностью и страстью и так нагло флиртовать с ней, чтобы через минуту превратиться в холодного, полного ненависти субъекта. Конечно, он не домашняя болонка – он скорее так же опасен и непредсказуем, как пантера!

Несмотря на то что она шла так быстро, как только могла, Джейсон, шагавший большими шагами, легко держался рядом, и они подошли к круговой дорожке у парадного подъезда одновременно.

Граф Коллингвуд ждал их, уже оседлав великолепного гнедого жеребца, с Джоном, уютно восседавшим в седле перед ним.

Возмущенная, сердитая, Виктория коротко попрощалась с гостем, неловко улыбнулась Джону и, вручив ему парусник, поспешила в дом.

Джон проследил за ней взглядом, посмотрел на Джейсона, а затем озабоченно обратился к отцу:

– Он не отшлепал мисс Тори? Граф весело взглянул на мокрую рубашку Джейсона, затем перевел взгляд на лицо милорда.

– Нет, Джон, лорд Филдинг не отшлепал ее. – А Джейсону он сказал:

– Попросить Кэролайн заехать завтра к мисс Ситон?

– Приезжай с ней, и мы продолжим нашу деловую беседу.

Роберт кивнул. Бережно обняв сына, он пришпорил своего норовистого скакуна, и тот легким галопом поскакал по дорожке.

Джейсон проводил их взглядом, а затем лицо его вместо доброжелательного приняло угрюмо-недовольное выражение: он вспомнил то, что произошло там, возле речки.

 

Главы 
 

 

 

 
 

Главная Аудиокниги Музыка  Экранизации   Дебют   Читальный зал   Сюжетный каталог  Форум   Контакты

Поиск книг в интернет-магазинах

© Библиотека любовного романа, 2008-2016

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов сайта без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.

Наши партнеры: Ресторан в южном округе - банкеты, юбилеи, свадьбы.

 

Статистика

Rambler's Top100

Яндекс.Метрика

  ........