загрузка...
 

  Главная    Аудиокниги   Музыка    Экранизации    Дебют    Читальный зал     Сюжетный каталог    Форум    Контакты

 

Личный кабинет

 

 

 

Забыли пароль?

Регистрация

 

 

Авторы

 Исторические любовные романы

 Современные любовные романы

 Короткие любовные романы

Остросюжетные любовные романы

 Любовно-фантастические романы

 

 
Говорят, что первая любовь приходит и уходит. Оставляет после себя приятное послевкусие, а иногда горечь. Но это обязательно нужно пережить, то главное волнение, а порой и лёгкое сумасшествие. Взять от первой любви всё лучшее и важное, и дальше строить свою жизнь, помня и ни о чём не жалея... 

 

 
 
 
Неизбежное пугает, но для Эли известие о смертельной болезни стало шагом к новой жизни. Жизни без чужого мнения, оглядок на прошлое, настоящей жизни. Смелость и уверенность стали её девизом. Все страхи позади, но времени остаётся слишком мало, а нужно успеть испытать всё, чего была лишена... 
 
  
Что может быть увлекательнее, чем новые отношения, особенно, если они ни к чему не обязывают. Вот только, если ты чего-то не понимаешь, становиться как-то не по себе. Влад, познакомившись с девушкой Милой, не ждал такого стремительного развития отношений и, тем более, ещё более стремительного их завершения... 
 
 Он был Ангелом, хотел попасть в Великое Ничто, куда после мятежа была отправлена его возлюбленная, и потому стал высмеивать творения Создателя, за что и был выдворен с Небес - но не в Ничто, к возлюбленной Моник, а на Землю, в Америку конца 19-го века, к человекам, которых презирал...
 
 
 
 



 

 

 

 

Главная (Библиотека любовного романа) » Макнот Джудит. РАЗ И НАВСЕГДА. Глава 33

 

 

Макнот Джудит. РАЗ И НАВСЕГДА. Глава 33

Глава 33

 

– Ну-ну-ну, успокойся, моя милая! – сказала герцогиня Клермонт, похлопывая правнучку по плечу. – У меня разрывается сердце, когда я вижу тебя в таком угнетенном состоянии.

Виктория закусила губу, глядя на подстриженные газоны, простирающиеся перед окном, и промолчала.

– Я просто не могу понять, почему твой муж до сих пор не явился с извинениями за их с Атертоном непростительный обман, – раздраженно заявила герцогиня. – Хотя, возможно, он позавчера так и не вернулся домой. – Она беспокойно зашагала по комнате, опираясь на трость, а ее живые глаза то и дело устремлялись на окно, как будто и она нетерпеливо ожидала, что с минуты на минуту должен нагрянуть Джейсон Филдинг. – Когда он появится, мне доставит большое наслаждение, если ты заставишь его встать на колени!

Печальная улыбка тронула губы Виктории.

– Тогда я вынуждена разочаровать вас, бабушка: уверяю вас, Джейсон никогда этого не сделает. Скорее всего он войдет и попытается поцеловать меня и.., и…

– И соблазнит тебя вернуться домой? – просто закончила герцогиня. – Именно так.

– И ему это удастся? – поинтересовалась старая леди, склонив голову набок. Несмотря на нахмуренное лицо, в глазах ее появились веселые искорки.

Виктория вздохнула и прислонила пылающий лоб к холодному оконному стеклу.

– Вероятно.

– Тем более он что-то затягивает с приездом. Ты действительно считаешь, что он знал о письмах мистера Бэйнбриджа? Если это так, то с его стороны было ужасно беспринципно не поставить тебя в известность.

– У него нет принципов, – устало и сердито заявила Виктория. – Он в них не верит.

Герцогиня снова начала в задумчивости мерить шагами комнату, но резко остановилась, случайно подойдя к Волку, лежавшему возле камина. Она содрогнулась и сменила направление.

– Не знаю, какой грех на мне лежит и почему я должна терпеть этого злобного хищника в качестве гостя!.. У Виктории вырвался грустный смешок.

– Привязать его во дворе?

– Боже правый, нет! Он уже порвал бриджи Майкельсона, когда тот утром собирался покормить его.

– Он не доверяет мужчинам.

– Мудрый зверь, хотя его вид оставляет желать лучшего.

– Мне кажется, он красив какой-то особенной, хищной красотой… – «Как Джейсон», – подумала она, ей стало не по себе, и она поспешно выкинула эту мысль из головы.

– Перед тем как я отправила Дороти во Францию, она успела приютить двух кошек и воробышка со сломанным крылом. Они тоже мне были не по душе, но, во всяком случае, они хотя бы не зыркали на меня, как этот зверь. Говорю тебе, он ждет не дождется, когда можно будет меня слопать. Даже в эту минуту он размышляет, какова я на вкус.

– Он следит за вами, потому что охраняет вас, – смеясь, объяснила правнучка.

– Он охраняет свой очередной обед! Нет-нет, – поспешно сказала герцогиня, протестующе подняв руку, когда Виктория направилась к Волку с намерением отвести его во двор. – Умоляю тебя, не ставь снова под угрозу жизнь моих слуг. А кроме того, – чуть расслабившись, призналась она, – со дня смерти твоего прадеда я еще никогда не чувствовала себя в такой безопасности.

– Тебе теперь не нужно беспокоиться, что в дом могут забраться воришки, – согласилась девушка, снова занимая свой наблюдательный пост у окна.

– Забраться? Дорогая, да вор теперь не войдет в эту комнату, даже если ему заплатят.

Виктория постояла у окна еще с минуту, а затем повернулась и бездумно побрела к забытой книге, лежавшей на полированном столике.

– Сделай одолжение, присядь, Виктория, и дай мне походить немного. Какой смысл нам постоянно натыкаться друг на друга, бродя по ковру. Интересно, что мешает этому твоему дьяволу-красавчику пожаловать в нашу берлогу?

– Возможно, он действительно еще не возвратился из поездки, – сказала Виктория, усаживаясь в кресло и уставившись на свои ладони. – Только теперь я немного успокоилась.

Герцогиня прошла к окну и выглянула во двор.

– Ты думаешь, он любит тебя?

– Мне так казалось.

– Конечно, да! – настойчиво подтвердила ее светлость. – Весь Лондон говорит об этом. Он без ума от тебя. Именно по этой причине он вступил в сговор с Атертоном и скрыл от тебя письмо твоего обожаемого Эндрю. Уж я постараюсь сказать Атертону все, что думаю по этому поводу. Хотя, – задумчиво добавила она, все еще вглядываясь в окно, – вероятно, в сложившихся обстоятельствах и я поступила бы так же.

– Не верю.

– Конечно, да! Если бы передо мной был выбор, позволить ли тебе выйти за какого-то неизвестного мне человека из некоей заморской колонии или выдать тебя за лучшего жениха страны – состоятельного, титулованного и красивого, – конечно, я вполне могла поступить так же.

Виктория не стала напоминать, что именно подобная логика не дала возможности ее матери и Чарльзу Филдингу насладиться счастьем любви.

Голос герцогини стал чуть напряженнее:

– Ты абсолютно уверена в том, что хочешь вернуться в Уэйкфилд?

– Я не собиралась уезжать насовсем. Мне кажется, я лишь хотела наказать Джейсона за горе, причиненное Эндрю. Бабушка, если бы ты только видела лицо Эндрю в этот момент, то поняла бы. Мы с детства были самыми большими друзьями! Эндрю научил меня плавать, стрелять и играть в шахматы. Кроме того, меня взбесило, что Джейсон и Чарльз отнеслись ко мне как к игрушке, пешке, бесчувственному предмету. Ты не можешь представить себе, какой одинокой и несчастной я чувствовала себя, когда думала, что Эндрю отказался от меня.

– Ну, моя дорогая, – задумчиво сказала герцогиня, – тебе недолго осталось чувствовать себя одинокой. Уэйкфилд как раз приехал за тобой… Хотя нет, постой, он прислал эмиссара! Кто это такой?

Виктория пулей бросилась к окну.

– О, это капитан Фаррел, старинный друг Джейсона.

– Хм! – весело сказала герцогиня, постукивая тростью об пол. – Хм! Он прислал секунданта. Этого я не ожидала от Уэйкфилда, но пусть будет так! – Она махнула рукой, сделав знак Виктории. – Беги в салон и не показывай своего хорошенького личика, пока я не позову тебя.

– Что? Нет, бабушка! – упрямо воскликнула девушка.

– Да! – ответила старая леди. – Сейчас же! Если Уэйкфилд желает рассматривать это как дуэль и посылает секунданта обсудить условия, то пусть так и будет! Я буду твоим секундантом. И уж я-то не уступлю! – весело подмигнула она.

Виктория неохотно подчинилась и ушла в салон, но, естественно, ни при каких обстоятельствах она не допустила бы, чтобы капитан уехал, не поговорив с ней. «Если прабабушка не позовет в ближайшие пять минут, то я все равно пойду в гостиную и поговорю с капитаном», – решила она.

Прошло всего три минуты, как дверь в салон с шумом распахнулась и на пороге появилась прабабушка, выражение лица которой представляло комическое сочетание недоумения, смеха и ужаса.

– Дорогая моя, – объявила герцогиня, – кажется, ты все-таки невольно заставила Уэйкфилда ползать на коленях.

– А где капитан Фаррел? – перебила ее правнучка. – Он еще не уехал?

– Нет-нет, он здесь, успокойся. Бедняга сейчас отдыхает с дороги в ожидании закуски, которую я любезно предложила ему. Подозреваю, что он теперь воспринимает меня как самую жестокосердую женщину в мире, потому что, когда он сообщил мне привезенную им новость, я весело предложила ему подкрепиться, вместо того чтобы выразить глубочайшее соболезнование.

– Бабушка! О чем вы говорите? Разве Джейсон не послал капитана Фаррела, чтобы просить меня вернуться?

Разве он не для этого сюда прибыл?

– Позволь заверить тебя, что вовсе не для этого, – заметила герцогиня, подняв брови. – Чарльз Филдинг послал его сюда, чтобы сообщить мне невыносимо печальное известие о твоей безвременной кончине.

– Что?!

– Оказывается, ты утонула, – коротко сказала леди. – В реке. Или по крайней мере утонула твоя накидка. – Прабабушка взглянула на Волка. – А этот паршивый зверь удрал себе в лес, откуда и явился, когда ты подружилась с ним. В Уэйкфилде все в трауре. Чарльз слег – так ему и надо, – твой дражайший супруг заперся у себя в кабинете и не позволяет никому туда приближаться на расстояние выстрела.

От ужаса и волнения Виктория чуть не потеряла сознание; затем оправилась и стрелой помчалась в соседнюю комнату.

– Виктория! – крикнула ей вслед вдовствующая герцогиня и поспешила, насколько ей позволяли силы, за правнучкой, которая бурей ворвалась в гостиную вместе с неотступно следовавшим за ней Волком.

– Капитан Фаррел!

У сидевшего с удрученным, пасмурным видом капитана дернулась голова, и он уставился на девушку так, будто видит привидение, потом перевел взгляд на другое, четвероногое «явление с того света», которое встало в угрожающую позу и обнажило клыки.

– Капитан Фаррел, я вовсе не утопленница! – воскликнула Виктория, торопясь поскорее прервать затянувшееся молчание. – Волк, фу!

Капитан засиял и вскочил с дивана не веря своим глазам, но затем пришел в бешенство:

– Значит, это у вас такие шуточки?! А знаете ли вы, что Джейсон с ума сходит от горя…

– Капитан Фаррел! – резким властным тоном оборвала его герцогиня, приосанившись и встав во весь свой малюсенький рост. – Попрошу вас следить за своими выражениями, когда вы обращаетесь к моей правнучке. До этой самой минуты Виктория совершенно резонно предполагала, что Уэйкфилду известно о ее присутствии в Клермонте. О чем она, кстати, благоразумно предупредила перед отъездом.

– Но накидка…

– За мной кто-то гнался – верно, один из тех разбойников, о которых вы мне говорили, – и я набросила накидку на седло своего коня и отправила его по тропинке вдоль реки в расчете на то, что это отвлечет внимание разбойника.

Капитан расслабился и покачал головой:

– Разбойником, преследовавшим вас, был О'Мэлли. Он чуть не утонул, когда нырял в воду, разыскивая вас на дне реки, тогда и нашел эту проклятую накидку.

Виктория понурила голову и в глубоком раскаянии закрыла глаза; затем ее длинные ресницы затрепетали и она неожиданно засуетилась. Девушка заключила в горячие объятия прабабушку и скороговоркой поблагодарила ее:

– Бабушка, спасибо вам за все. Нужно спешить. Я еду домой…

– Ты никуда не поедешь без меня! – возразила герцогиня. – Такого возвращения домой я бы в жизни не пропустила. Такого волнения я не испытывала с тех пор.., а впрочем, не важно.

– Вы можете ехать за мной в экипаже, – уточнила Виктория, – а я поскачу верхом: так будет быстрее.

– Ты поедешь в экипаже со мной! – властно заявила старая леди. – Тебе еще не пришло в голову, что когда твой благоверный оправится от первой радости, то отреагирует точно так же, как только что реагировал его эмиссар, продемонстрировавший ужасно неприличные манеры? – Прежде чем продолжить, она бросила уничтожающий взгляд на бедного капитана Фаррела. – Только реакция твоего супруга будет куда более впечатляющей. Короче говоря, мое дорогое дитя, после того как он расцелует тебя, в чем я не сомневаюсь, ему наверняка захочется тебя убить за то, что он, несомненно, считает чудовищным издевательством с твоей стороны. Поэтому я должна быть рядом, чтобы прийти к тебе на помощь и засвидетельствовать правдивость твоих объяснений. Вот так-то! – сказала герцогиня, громко постучав тростью об пол, что означало немедленный вызов дворецкого. – Нортон, сию минуту – мой экипаж к подъезду! – Обернувшись к капитану, она, видимо, немного поостыв, величаво и весьма милостиво объявила:

– Вы тоже можете ехать вместе с нами в экипаже… – Но чтобы он не считал, что слишком легко отделался, добавила:

– Это для того, чтобы я могла не выпускать вас из виду. Нельзя допустить, чтобы Уэйкфилд был предупрежден о нашем приезде и ждал нас у подъезда с топором в руке.

К тому времени когда, уже в темноте, их экипаж наконец подъехал к дому Уэйкфилда, Виктория боялась, что у нее выскочит сердце из груди.

Никто не вышел из дома, чтобы откинуть подножку экипажа и помочь пассажирам сойти на землю, а среди множества окон, выходящих в парк, свет горел лишь в нескольких. Казалось, что дом обезлюдел, но тут, к своему ужасу, Виктория заметила, что окна нижних этажей завешены черным, а над парадным входом висит венок.

– Джейсон ненавидит траур! – вырвалось у нее, и она начала неистово толкать дверцу экипажа, пытаясь отворить ее. – Скажите Нортропу, чтобы он немедленно снял все это!

Впервые за всю дорогу нарушив молчание, обиженный капитан Фаррел взял ее за руку и мягко сказал:

– Это сделано по указанию Джейсона, Виктория. Я же говорил, что он почти помешался от горя.

Ваша прабабушка отчасти права – я даже не представляю, что с ним сейчас будет.

Виктории было все равно, что ее ждет, лишь бы он узнал, что она жива. Она выскочила из экипажа, оставив капитана поухаживать за прабабушкой, и кинулась к парадному. Увидев, что дверь заперта, она подняла молоточек и начала колотить им по тяжелой двери. Казалось, прошла вечность, пока дверь медленно отворилась.

– Нортроп! – крикнула Виктория. – Где Джейсон? Дворецкий попытался в тусклом свете разглядеть, кто это, протер глаза, потом снова вгляделся в нее и опять протер глаза.

– Пожалуйста, не гляди на меня как на привидение. Произошло недоразумение! Нортроп, – в отчаянии сказала она, касаясь теплой рукой его мертвенно холодной щеки, – я не утопленница!

– О-он.., в-в кабинете, – наконец вымолвил Нортроп. – Он в своем кабинете, миледи, и позвольте сказать, как я счастлив, как…

Не в состоянии выслушать до конца заверения дворецкого, Виктория бросилась через холл к кабинету, по пути приглаживая волосы.

– Виктория? – изумленно воскликнул Чарльз, заглядывавший сверху через перила лестницы. – Виктория!!!

– Бабушка вам все объяснит, дядя Чарльз! – крикнула она на ходу.

У кабинета она дрожащей рукой взялась за ручку, на секунду застыв и осознав всю неисправимость того, что она натворила; затем перевела дыхание и вошла внутрь, закрыв за собой дверь.

Джейсон сидел в кресле у окна, сложив руки на коленях и уткнувшись в них головой. На столе стояли две пустые бутылки из-под виски и ониксовая пантера, подаренная ею.

Виктория в отчаянном раскаянии сглотнула душивший ее комок в горле и тихо подошла к нему.

– Джейсон… – нежно сказала она.

Он медленно поднял голову и уставился на нее. Лицо его было полно трагизма и страдания, глаза смотрели сквозь нее, будто она была его бредом, видением.

– Тори!.. – с невообразимой мукой застонал он. Виктория от ужаса замерла на месте. Он откинул голову на спинку кресла и с усилием зажмурился.

– Джейсон! – пронзительно крикнула она. – Посмотри на меня!

– Я вижу тебя, дорогая, – не открывая глаз, прошептал он. Его рука потянулась к пантере и любовно погладила ее спину. – Поговори со мной, – взмолился он болезненно-прерывистым голосом. – Все время разговаривай со мной, Тори. Пусть я спятил, лишь бы слышать твой голос…

– Джейсон! – взвизгнула Виктория, бросаясь вперед и схватив его за широкие плечи. – Открой глаза. Я жива. Я не утонула. Слышишь, я не утонула!!!

Его остекленевшие глаза открылись, но он продолжал говорить с ней так, будто она была обожаемым видением, которому он должен что-то объяснить.

– Я ничего не знал о письме твоего Эндрю, – горестно говорил он. – Теперь ты знаешь это, правда же, дорогая? Знаешь…

Неожиданно он устремил измученные глаза в потолок и начал молиться, при этом его тело судорожно изогнулось, как от боли.

– О, пожалуйста! – застонал он так, что у нее сжалось сердце. – Пожалуйста, скажи ей, что я не знал о письме. Черт тебя подери! – рычал он на Бога. – Скажи ей наконец, что я не знал!

Виктория в панике попятилась.

– Джейсон! – истерично завопила она. – Подумай! Я же в воде чувствую себя как рыба, помнишь? Фокус с моей накидкой предназначался для разбойников. Я слышала, что за мной гонятся, но не знала, что это О'Мэлли. Я думала, это разбойник, и поэтому сняла накидку, набросила на лошадь, а сама побежала к бабушке и… О Боже!

Схватившись за голову, она оглядела тускло освещенную комнату, пытаясь сообразить, как привести его в чувство, затем бросилась к письменному столу. Она зажгла настольную лампу, потом кинулась к камину и зажгла первую попавшуюся пару ламп на каминной полке. Она уже собиралась зажечь вторую пару, когда ее плечи стальными обручами охватили пальцы мужа. Он волчком развернул ее лицом к себе и резко прижал к груди. Она успела увидеть, что в его глазах блеснуло сознание, а затем он бешено впился губами в ее рот; его руки метались по ее спине и бедрам, прижимая так сильно, словно он хотел слиться с ней воедино. Судорога пробежала по его телу, когда жена приникла к нему, жадно обнимая за шею.

Прошло несколько долгих минут, пока он вдруг резко не отпрянул от нее, отцепив ее руки от шеи, и не уставился на нее пристальным взглядом. Виктория поспешно попятилась, мгновенно узрев зловещий огонь, разгорающийся в его прекрасных зеленых глазах.

– А теперь, когда мы покончили с этим, – мрачно сказал он, – я собираюсь устроить тебе такую трепку, что ты долго не сможешь садиться.

Из ее горла вырвался не то смешок, не то тревожный вопль, когда он выбросил вперед руку. Она отпрыгнула назад, чтобы он не достал до нее.

– Нет, не устроишь! – задыхаясь, сказала она, настолько радуясь его возвращению в нормальное состояние, что не могла удержаться от чуть заметной улыбки.

– Давай держать пари. Сколько ставишь на кон? – тихо спросил он, все больше наступая на нее, по мере того как она отступала назад.

– Немного, – дрожащим голосом ответила Виктория, нырнув за угол стола.

– А когда я покончу и с этим, то прикую тебя к себе.

– Это тебе удастся, – пробурчала она, огибая стол.

– И уж теперь я никогда не упущу тебя из виду.

– Я.., не виню тебя за это. – Виктория кинула взгляд на дверь, как бы измеряя расстояние.

– И не пытайся, – предупредил он.

Она увидела зловещий блеск в его глазах и не вняла его предупреждению. Чувствуя головокружение от счастья и одновременно острую необходимость спасаться, пока не поздно, она бросилась в дверь, подхватила юбки и метнулась через холл к лестнице. Джейсон почти поспевал за ней, чему немало способствовала длина его ног.

Не в силах удержать смеха, Виктория понеслась через холл, мраморную залу, мимо Чарльза, капитана Фаррела и прабабушки, которые выскочили из салона, чтобы получше рассмотреть происходящее. Виктория добежала до середины лестницы, потом повернула и пошла обратно, прямо навстречу Джейсону, который уже нагонял ее.

– Ладно, Джейсон, – сказала она, не в состоянии изобразить серьезное выражение на лице, и примирительно протянула ему руку, прилагая все силы, чтобы выглядеть кающейся Магдалиной. – Пожалуйста, будь благоразумным…

– Не задерживайся, моя милая, ты идешь в правильном направлении, – сказал он, шаг за шагом приближаясь к ней. – Выбор за тобой: моя спальня или твоя.

Виктория повернулась и стремглав побежала по лестнице и коридору к своей комнате. Пробежав через его покои, она уже была у своей спальни, когда он вошел и запер дверь на ключ.

Виктория обернулась к нему; ее сердце разрывалось от любви.

– Ну вот, моя радость… – произнес он тихим многозначительным тоном, посматривая, куда она собирается метнуться на этот раз.

Беглянка с обожанием взглянула на его прекрасное бледное лицо, а затем метнулась.., прямо к Джейсону, приникнув к нему и крепко обняв.

С минуту Джейсон стоял абсолютно неподвижно, борясь с раздирающими его сердце чувствами, затем потихоньку расслабился. Его руки обхватили тонкую талию, с невероятной силой сжали ее, и он трепетно прижал жену к себе.

– Я люблю тебя, – хрипло прошептал он, зарывшись липом в ее волосы. – О Господи! Я так тебя люблю!

А внизу, у подножия лестницы, капитан, герцогиня и Чарльз облегченно заулыбались, когда наверху наступила полная тишина.

Первой заговорила герцогиня.

– Итак, Атертон, – сухо заметила она. – Осмелюсь сказать, что теперь вы знаете, что значит вмешиваться в жизнь молодых людей и нести ответственность за последствия, как это произошло в свое время со мной.

– Мне нужно подняться наверх и поговорить с Викторией, – заявил герцог, устремив взор на безлюдную площадку верхнего этажа. – Я должен объяснить, что был уверен: она будет счастливее с Джейсоном. – Не успел он сделать и шага, как тросточка герцогини преградила ему путь.

– Даже и не думайте мешать им! – надменно, повелительным тоном сказала она. – Я мечтаю получить праправнука, и, если не ошибаюсь, они уже сейчас прилагают усилия, чтобы произвести его на свет. – Смилостивившись, она добавила:

– Однако я не буду против, если вы предложите мне рюмку шерри.

Чарльз оторвал взгляд от верхней площадки и пристально посмотрел на старую леди, которую ненавидел всеми фибрами души последние двадцать лет и даже чуть дольше. Его нынешние переживания длились всего два дня, в то время как ей довелось переживать целых двадцать два года. После минутного колебания он предложил ей руку.

Герцогиня долго смотрела на нее, понимая, что речь идет о мире, затем медленно положила свою сухонькую руку на его рукав.

– Атертон, – заявила она, когда он повел старую леди к гостиной, – Дороти пришла в голову блажь никогда не выходить замуж и стать пианисткой. Я же решила выдать ее за Уинстона, так что у меня созрел план…

 


Примечания


1- Река в Нью-Йорке.

2 -1 фут равен 30, 48 см.

3 - Да (фр.).

4 -Игра слов: «my lord» – милорд, а «my Lord» – Боже мой (англ.).

5 -Ссылка на американскую поговорку, означающую «признать свою вину».

6 -сплетен (фр.).

7 -Очко в вашу пользу (фр.).

8 -Monstre – чудовище; master – хозяин (англ.).

9 -Пираты, развлекаясь, заставляли пленников идти с завязанными глазами по доске, одним концом закрепленной на палубе судна, пока они не падали в море.

 

Главы 
 

 

 

 
 

Главная Аудиокниги Музыка  Экранизации   Дебют   Читальный зал   Сюжетный каталог  Форум   Контакты

Поиск книг в интернет-магазинах

© Библиотека любовного романа, 2008-2016

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов сайта без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.

Наши партнеры: Ресторан в южном округе - банкеты, юбилеи, свадьбы.

 

Статистика

Rambler's Top100

Яндекс.Метрика

  ........