загрузка...
 

  Главная    Аудиокниги   Музыка    Экранизации    Дебют    Читальный зал     Сюжетный каталог    Форум    Контакты

 

Личный кабинет

 

 

 

Забыли пароль?

Регистрация

 

 

Авторы

 Исторические любовные романы

 Современные любовные романы

 Короткие любовные романы

Остросюжетные любовные романы

 Любовно-фантастические романы

 

 
Говорят, что первая любовь приходит и уходит. Оставляет после себя приятное послевкусие, а иногда горечь. Но это обязательно нужно пережить, то главное волнение, а порой и лёгкое сумасшествие. Взять от первой любви всё лучшее и важное, и дальше строить свою жизнь, помня и ни о чём не жалея... 

 

 
 
 
Неизбежное пугает, но для Эли известие о смертельной болезни стало шагом к новой жизни. Жизни без чужого мнения, оглядок на прошлое, настоящей жизни. Смелость и уверенность стали её девизом. Все страхи позади, но времени остаётся слишком мало, а нужно успеть испытать всё, чего была лишена... 
 
  
Что может быть увлекательнее, чем новые отношения, особенно, если они ни к чему не обязывают. Вот только, если ты чего-то не понимаешь, становиться как-то не по себе. Влад, познакомившись с девушкой Милой, не ждал такого стремительного развития отношений и, тем более, ещё более стремительного их завершения... 
 
 Он был Ангелом, хотел попасть в Великое Ничто, куда после мятежа была отправлена его возлюбленная, и потому стал высмеивать творения Создателя, за что и был выдворен с Небес - но не в Ничто, к возлюбленной Моник, а на Землю, в Америку конца 19-го века, к человекам, которых презирал...
 
 
 
 



 

 

 

 

Главная (Библиотека любовного романа) » Макнот Джудит. РАЗ И НАВСЕГДА. Глава 27

 

 

Макнот Джудит. РАЗ И НАВСЕГДА. Глава 27

Глава 27

 

– Доброе утро, миледи, – проворковала Рут с сияющей улыбкой.

Виктория повернулась в огромной кровати Джейсона, сонно улыбаясь.

– Доброе утро. Который час?

– Десять часов. Вам принести что-нибудь надеть? – спросила камеристка, удивленно оглядывая предательскую кучу сброшенной одежды и покрывал.

Лицо Виктории потеплело, но в ней разлилась такая лень, такая чудесная усталость, что она не ощущала даже некоторой неловкости оттого, что ее застали в постели Джейсона, рядом с разбросанными по всей комнате предметами одежды. Он занимался с ней любовью еще дважды до того, как они заснули, и еще раз рано утром.

– Не беспокойся. Рут, – пробормотала она. – Кажется, я еще немного подремлю.

Когда камеристка ушла, Виктория перевернулась на живот и зарылась лицом в подушки, не переставая улыбаться. Так, значит, в обществе считают Джейсона Филдинга холодным, циничным и недоступным человеком, вспомнила она, таинственно ухмыляясь. Как они поразились бы, узнав, каким нежным, страстным и неутомимым любовником он становится в постели. А может, это вовсе и не тайна? От этой мысли ее улыбка несколько увяла. Она сама не раз наблюдала, как алчно замужние женщины поглядывают на Джейсона, и, поскольку вряд ли все они жаждали брака с ним, должно быть, им хотелось побывать в его постели в качестве любовниц.

Размышляя об этом, она вспомнила, как неоднократно слышала упоминание его имени в связи с прекрасными замужними дамами, чьи мужья достигли преклонного возраста или были некрасивы.

Нет сомнения в том, что до нее в его жизни было немало женщин: он слишком хорошо знает, как с ними обращаться.

Виктория постаралась избавиться от этих бередящих душу и бросающих тень на ее мужа мыслей. Не важно, сколько женщин до этого познали его неистовую любовь. Отныне он принадлежит ей, и только ей.

Виктории совсем не хотелось открывать глаза, но наконец она все-таки сделала это и тут же заметила плоскую черную коробочку на тумбочке у кровати. Без особого интереса она вытащила руку из-под шелковой простыни и, взяв футляр, открыла его. Там оказалось чудесное ожерелье с изумрудами и записка от Джейсона: «Спасибо за незабываемую ночь».

Виктория нахмурилась. Как ей хотелось, чтобы он не оспаривал ее слов о любви к нему! Ей хотелось, чтобы и Джейсон говорил ей о своей любви. И особенно хотелось, чтобы после всех безумств и волшебства взаимного обладания он перестал дарить ей драгоценности, холодно расплачиваясь за доставленное удовольствие. В частности, эта последняя вещица казалась особенно неприятной.

Виктория проснулась от испуга. Был уже почти полдень, а Джейсон говорил ей, что к этому времени его деловая встреча должна закончиться. Горя желанием увидеть его и насладиться теплом его улыбки, она быстро надела нежное бледно-лиловое платье со свободными длинными рукавами, собранными на запястьях в широкие манжеты.

Она нетерпеливо ерзала, пока Рут колдовала над ее прической, расчесывая волосы, укладывая их тугими локонами и подвязывая бледно-лиловыми шелковыми лентами.

Как только эта процедура завершилась, Виктория поспешила в холл, но затем заставила себя перейти на более величавый шаг – когда спускалась вниз по парадной лестнице. Нортроп широко улыбнулся, когда она справилась о Джейсоне, а когда она проходила мимо О'Мэлли, то могла бы поклясться, что он подмигнул ей. Она все еще удивлялась этому, когда постучала в дверь кабинета и вошла.

– Доброе утро, – весело сказала она. – Я подумала, может, ты захочешь пообедать со мной? Джейсон едва глянул в ее сторону.

– Извини, Виктория, я занят.

Чувствуя себя кем-то вроде надоедливого ребенка, которого только что вежливо, но твердо поставили на место, Виктория, поколебавшись, спросила:

– Джейсон, почему ты так усердно работаешь?

– Я люблю работать, – холодно ответил он. Было очевидно, что работу он любит больше, чем ее, поскольку в деньгах он, конечно, не нуждался.

– Прости, что я оторвала тебя от дел, – спокойно сказала она. – Больше этого не повторится.

Когда она выходила, Джейсон уже собрался было позвать ее и сказать, что передумал, но, сумев погасить свой порыв, снова уселся за письменный стол. Ему хотелось пообедать с ней, но было бы неразумно проводить с женой чересчур много времени. Он позволит Виктории быть приятной частью своей жизни, но не допустит, чтобы она стала ее центром. Такой власти над ним он не давал и не даст никогда ни одной женщине.

На поляне возле приюта Виктория смеялась до упаду, наблюдая, как маленький Билли орудует игрушечной шпагой и примазывает одному из приятелей «пройтись по доске» [9]. С черной повязкой на глазу обаятельный маленький крепыш выглядел самым настоящим пиратом.

– Вы считаете, что повязка поможет? – спросил викарий, стоявший рядом.

– Надеюсь. Такая повязка помогла избавить от косоглазия одного малыша из моей родной деревни. Тогда папу заинтересовало, не являются ли главной причиной дефекта не сами глаза, а их мышцы. Если это так, то, завязав здоровый глаз, можно заставить мышцы больного глаза работать и, следовательно, укрепиться.

– Мы с супругой хотели спросить, не окажете ли вы нам честь, отужинав с нами после того, как дети "покажут свой кукольный спектакль. Позвольте сказать, миледи, что детям в нашем приюте поистине повезло, что у них такая щедрая и внимательная опекунша, как вы. Осмелюсь утверждать, что в Англии не сыскать другого сиротского приюта, где дети имели бы лучшую одежду и питание, чем наши сиротки, и все это благодаря вашей щедрости.

Виктория улыбнулась и уже хотела было с благодарностью отказаться от любезного приглашения на ужин, но затем вдруг передумала и согласилась. Она послала одного из старших ребят в Уэйкфилд с запиской, в которой сообщала, что остается на ужин у викария, затем облокотилась о ствол дерева и стала наблюдать, как дети играют в пиратов, одновременно размышляя, как отреагирует Джейсон на ее отсутствие в этот вечер.

По правде говоря, она не имела ни малейшего представления, озаботит ли это его. Жизнь с ним становилась все непонятнее. Помимо драгоценностей, которые он подарил ей раньше, у нее теперь были изумрудные сережки и браслет под стать ожерелью, бриллиантовые подвески, рубиновая брошь и набор бриллиантовых заколок для волос – по одной вещице за каждую из пяти ночей, когда он занимался с ней любовью. Каждую ночь он был полон страсти и нежности. Наутро он оставлял ей какую-нибудь драгоценность, а после этого напрочь вычеркивал ее из сердца и своей жизни до того момента, когда садился с ней ужинать или снова ложился в постель. В результате такого поведения мужа Виктория чувствовала все большую обиду на него и все большее презрение к драгоценностям.

Возможно, ей было бы легче вынести его странное отношение, если бы он постоянно работал, но это было не так. У него находилось время для совместных верховых прогулок с Робертом Коллингвудам, для визитов к соседям и множества других вещей. Виктории же уделялось время лишь за ужином и позднее – когда они ложились спать. Мысль о том, что так отныне будет проходить вся ее жизнь, сначала опечалила ее, а затем разозлила. И сегодня она была достаточно сердита для того, чтобы намеренно поужинать вне дома.

Было ясно, что Джейсона устраивает семейная жизнь, типичная для светского общества, когда каждый из супругов живет сам по себе. Она понимала, что умудренные жизненным опытом люди не станут стеснять свободу друг друга, это считалось вульгарным и низменным. Они также не говорили друг другу о любви, но в этом отношении Джейсон повел себя очень странно.

Он не велел ей любить его, однако каждую ночь часами занимался с ней любовью, заставляя се терять голову от наслаждения и каждый раз, без надежды на взаимность, произносить слова любви. Чем настойчивее она старалась удержать при себе слова «я люблю тебя», тем более неистовым он становился в любовной игре, пока снова не добивался от нее ненужного ему признания. И только тогда он позволял ей насладиться бурным апофеозом любви, что всецело зависело от него.

Получалось так, что он вроде бы хотел, жаждал услышать от нее эти слова, но ни разу, даже в самом яром беспамятстве, не ответил тем же. Ее тело и ее сердце были порабощены им, он привязывал ее к себе – преднамеренно, умно, успешно, обволакивая ее путами неистового, страстного наслаждения, – однако сам отстранялся от нее. После недельных раздумий Виктория решила так или иначе заставить его разделить ее чувства и признаться в этом. Она не верила, не могла поверить, что он не любит ее, – она чувствовала это по нежности его рук и страстности его губ. Кроме того, если бы он не хотел ее любви, то с какой стати намеренно заставлял ее повторять любовные слова?

После рассказа капитана Фаррела ей стала понятна боязнь Джейсона довериться кому бы то ни было. Она могла понять это, но была полна решимости изменить такое положение вещей. Капитан Фаррел говорил, что Джейсон полюбит только раз.., раз и навсегда. Ей отчаянно хотелось, чтобы именно она стала для него единственной любовью. Может быть, если она не будет так легкодоступна, он поймет, что ему недостает ее, и даже признается ей в этом. По крайней мере на это она надеялась, когда послала мужу вежливую записку с уведомлением о том, что не вернется домой к ужину.

Виктория сидела как на иголках во время кукольного спектакля и позднее, за ужином в доме викария, и с нетерпением ждала момента возвращения в Уэйкфилд, чтобы посмотреть, как Джейсон переносит ее отсутствие. Несмотря на ее протесты, викарий все-таки поехал проводить ее домой и всю дорогу рассказывал об опасностях, которые ожидают безрассудных женщин, рискующих в одиночестве совершать поездки по ночам.

Мысленно ей уже рисовалась чудесная, хотя и маловероятная картина, как Джейсон, встав на одно колено, признается ей в любви, говорит, как ужасно скучал без нее за ужином… Настроив себя таким образом, она буквально вихрем ворвалась в дом.

Нортроп сообщил ей, что, узнав о ее намерении поужинать в гостях, лорд Филдинг поехал навестить соседей и еще не вернулся.

Разочарованная, она ушла к себе, приняла ванну и помыла голову. Он все еще не возвращался, она легла и без всякого интереса полистала журнал. «Если Джейсон решил таким образом отомстить мне, – с обидой думала она, – то ему это удалось, но просто не может быть, чтобы он пустился во все тяжкие, лишь бы меня проучить».

Уже был двенадцатый час, когда Виктория наконец услышала его шаги в соседней комнате. Она мгновенно схватила журнал и сосредоточенно уставилась в него, как будто это было самое захватывающее чтиво. Через несколько минут Джейсон стремительно вошел к ней. На нем не было галстука, белая рубашка была наполовину расстегнута и открывала поросль темных волос, покрывавших бронзовую от загара мускулистую грудь. Он выглядел таким мужественным и прекрасным, что у Виктории пересохло во рту, но муж сохранял полную невозмутимость.

– Ты не вернулась домой к ужину, – проговорил он, встав возле ее кровати.

– Да, – согласилась она, пытаясь быть такой же невозмутимой.

– А почему?

Она невинно посмотрела на него и повторила его собственное объяснение:

– Я люблю общаться с людьми так же, как ты любишь работать. – Но, не выдержав спокойного тона, запальчиво добавила:

– Я думала, что ты не будешь возражать!

– А я и не возражаю вовсе, – сказал муж, к ее разочарованию, и, целомудренно поцеловав ее в лоб, удалился к себе.

Виктория уныло смотрела на подушку, на которой обычно покоилась его голова. Она не могла поверить, что ему совершенно безразлично, ужинает она с ним или нет. И еще ей не хотелось верить, что в эту ночь он намерен спать один. Поэтому она провела полночи без сна, прислушиваясь и надеясь, но он так и не пришел.

Она ужасно чувствовала себя, когда проснулась на следующее утро. Джейсон же, напротив, бодрый, свежевыбритый и прямо-таки излучающий жизненную энергию, вошел к ней и походя предложил:

– Если тебе скучно без компании, Виктория, может, тебе следует на денек-другой съездить в город?

Ее охватило отчаяние, и щетка для волос выскочила из неловких пальцев, но спасли упрямство и гордыня, и она изобразила на лице радостную улыбку. Независимо от того, блефовал он или действительно хотел избавиться от жены на время, она решила поступить так, как он советует.

– Отличная мысль, Джейсон! Наверное, я так и сделаю. Спасибо, что предложил.

 

Главы 
 

 

 

 
 

Главная Аудиокниги Музыка  Экранизации   Дебют   Читальный зал   Сюжетный каталог  Форум   Контакты

Поиск книг в интернет-магазинах

© Библиотека любовного романа, 2008-2016

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов сайта без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.

Наши партнеры: Ресторан в южном округе - банкеты, юбилеи, свадьбы.

 

Статистика

Rambler's Top100

Яндекс.Метрика

  ........