загрузка...
 

  Главная    Аудиокниги   Музыка    Экранизации    Дебют    Читальный зал     Сюжетный каталог    Форум    Контакты

 

Личный кабинет

 

 

 

Забыли пароль?

Регистрация

 

 

Авторы

 Исторические любовные романы

 Современные любовные романы

 Короткие любовные романы

Остросюжетные любовные романы

 Любовно-фантастические романы

 

 
Говорят, что первая любовь приходит и уходит. Оставляет после себя приятное послевкусие, а иногда горечь. Но это обязательно нужно пережить, то главное волнение, а порой и лёгкое сумасшествие. Взять от первой любви всё лучшее и важное, и дальше строить свою жизнь, помня и ни о чём не жалея... 

 

 
 
 
Неизбежное пугает, но для Эли известие о смертельной болезни стало шагом к новой жизни. Жизни без чужого мнения, оглядок на прошлое, настоящей жизни. Смелость и уверенность стали её девизом. Все страхи позади, но времени остаётся слишком мало, а нужно успеть испытать всё, чего была лишена... 
 
  
Что может быть увлекательнее, чем новые отношения, особенно, если они ни к чему не обязывают. Вот только, если ты чего-то не понимаешь, становиться как-то не по себе. Влад, познакомившись с девушкой Милой, не ждал такого стремительного развития отношений и, тем более, ещё более стремительного их завершения... 
 
 Он был Ангелом, хотел попасть в Великое Ничто, куда после мятежа была отправлена его возлюбленная, и потому стал высмеивать творения Создателя, за что и был выдворен с Небес - но не в Ничто, к возлюбленной Моник, а на Землю, в Америку конца 19-го века, к человекам, которых презирал...
 
 
 
 



 

 

 

 

Главная (Библиотека любовного романа) » Виктория Александер. Брачный контракт. Глава 17

 

 

Виктория Александер. Брачный контракт. Глава 17

Глава 17 ПРЕИМУЩЕСТВО

— Вам удалось усмирить Эффингтонов, — заметила Пандора, кивая в сторону своих родственниц.

Почти все участники скачек еще оставались на берегу озера. Кое-кто пробовал разложенные на столах деликатесы или оживленно обсуждал прошедшие соревнования, но большинство, как и Макс с Пандорой, просто прогуливались вдоль берега.

— Должен признать, это было легко, — улыбнулся Макс.

— Рада слышать, что вы не переутомились, — сухо заметила она.

— Вовсе нет, но когда я оказался в гостиной, окруженный столькими женщинами, то решил, что пришел мой конец.

— Они скорее попытаются приблизить его для меня, — пробормотала Пандора, оглядываясь на то место, где были расставлены столы. Ее тетушки и мать стояли рядом. Она не сомневалась, что предметом обсуждения была она с Максом.

— Я должна была догадаться, что это не простое совпадение, когда две тети оказались в моей команде, а герцогиня и моя мать в вашей. Какой отличный способ присматривать за нами и превратить столь незначительный поступок в геройский!

Макс безуспешно попытался сдержать улыбку.

— Я должна была раньше это понять, — хмуро сказала Пандора. — Они не только дали вам свое благословение, но и предложили помощь. Подумать только, вы «захватили стадо Гериона». — Она фыркнула. — Сейчас они спугнут для вас вепря.

— На это можно только надеяться, — скромно заметил Макс.

— Это нечестно. Вам помогают люди, не участвующие в игре.

— Я же предупреждал вас, что воспользуюсь любой помощью. Однако, — он помедлил, — вы тоже можете попросить помощь у кого хотите.

— Какая щедрость!

Он мог позволить себе эту щедрость, ведь на его стороне были все женщины ее семейства. Пора заказывать визитные карточки с надписью «Графиня Трент».

Пандора вздохнула:

— Вам они, кажется, понравились.

— Я думаю, главное — это понравился ли я им.

— Полагаю, вы можете быть в этом уверены.

— Они все очаровательны и умны. Они похожи на вас. Только они не возражают против нашего брака.

— Они знают вас не так хорошо, как я.

— Надеюсь, я смогу исправить это. Чем дольше я знаком с кем-то, тем с большей любовью он относится ко мне.

— Любовь? — Пандора попыталась засмеяться, но у нее не вышло. — Она не была частью нашего договора.

— Может быть, зря?

— Я еще не думала об этом, — солгала Пандора.

Странно. Она твердо сказала Болтону, что никогда не выйдет замуж без любви, но теперь не могла вымолвить ни слова в присутствии Макса.

Рядом на озере забили крыльями потревоженные гуси.

— Подумайте.

— О чем? — Она задержала дыхание.

Помолчав, он выдохнул:

— Еще не знаю.

У Пандоры упало сердце. А чего она ожидала? Пылкого объяснения в любви? Обещаний вечной преданности?

Учитывая испытания, которые она придумала для него, было бы хорошо, если бы он не стал презирать ее. Правда, по какой-то причине он настаивал на женитьбе. И ему нравилось быть в ее компании.

— Когда мы впервые встретились, вы сказали, что не хотите замуж. Почему?

— Я не против самого института брака, когда люди женятся добровольно и... с привязанностью с обеих сторон.

— Будет ли это с нами, когда я выиграю?

— Если вы выиграете?

— Когда я выиграю.

— Я согласна с условиями нашего соглашения.

— Это касается добровольности. А как же привязанность?

Привязанность? Такая же, как у пожилой леди к своей собачке? Или он имеет в виду любовь?

Какое-то мгновение ей очень хотелось рассказать ему о своих чувствах — просто забыть об осторожности и с головой кинуться в то пугающее блаженство, каким была любовь. Неужели он хотел услышать именно об этом? Может быть, он тоже заболел этой «болезнью»? И его привлекает возможность завоевать не только ее руку, но и сердце?

Страх и гордость заставили Пандору промолчать.

— Вы же приручили пожирающих людей коней, — легкомысленным тоном сказала она, — а уж любая живая женщина будет привязана к вам.

Он внимательно посмотрел на нее, словно пытался прочесть, что же скрывалось за ее словами. Затем отвел глаза, и они продолжили путь в тревожном молчании.

— Мисс Уитерли так же относится к замужеству, как и вы?

Синтия? Почему его волнуют ее взгляды на брак?

— Брак всегда интересовал Синтию.

— Понимаю, — пробормотал он.

Интересно, что он понимает? Конечно, его слова ничуть не встревожили ее. В противном случае она должна была бы признать, что ревнует, но она категорически отмела свои сомнения.

Мимо них пролетели три гуся.

Пандора оглянулась. Ее мать по-прежнему болтала с Абигайль, герцогини и Джорджины не было видно. Хорошо. Похоже, они нашли более интересную тему для разговоров, чем их с Максом судьба.

— Учитывая ваше нежелание выйти замуж или, правильнее сказать, выйти замуж за меня, — усмехнулся Макс, — то в случае моего проигрыша…

— Что обязательно и случится.

— Что вовсе не очевидно. Как вы проведете оставшуюся жизнь?

— Свою жизнь?

Этот вопрос застал ее врасплох. Она всегда знала, что не выйдет замуж без любви, но никогда не задумывалась, что будет делать, если так ее и не встретит.

Пандора прекрасно понимала, что не может до бесконечности выезжать на «балы невест». Она уже была одной из самых старых незамужних женщин на любом светском приеме. Еще год или два, и привлекательность ее независимой натуры померкнет. Джентльмены, которых сейчас привлекает ее красота, будут свататься к ней лишь из-за денег. Возможность встретить настоящую любовь исчезнет навсегда.

Она уже представила все эти перешептывания за своей спиной: «Я слышал, она была прелестна. Какой позор, что она закончила так плохо».

Может ли быть что-то более жалкое, чем постаревшая Шалунья?

К тому же у нее почти не было выбора. Она никогда не сможет стать гувернанткой. Даже если бы она хотела этого, у нее не было необходимых умений. И хотя жизнь куртизанки или леди свободного нрава казалась ей более привлекательной, она и здесь не обладала нужными познаниями. Как подозревала Пандора, талант для подобных занятий должен был проявиться гораздо раньше.

Она хорошо разбиралась в археологии, так что могла присоединиться к изысканиям своих родителей, и все же это не слишком ее привлекало.

Чего же она хочет на самом деле?

Она хотела Макса. Только она хотела его на своих условиях. Она бы предпочла стать полоумной одинокой старухой, на которую все показывают пальцами, чем выйти замуж за человека, который ее не любит.

— Пандора?

Пандора вернулась к реальности.

— Я не знаю.

— Вам не стоит волноваться. Когда я выиграю…

Она рассмеялась, и все ее тяжелые мысли исчезли.

— Если вы выиграете.

— Вам понравились скачки, граф Трент?

Пандора и Макс одновременно обернулись к герцогине и леди Джорджине.

— Очень, ваша светлость, — сказал Макс. — Жаль только, что наша группа так и не выиграла.

— О, но спасение вами мисс Уитерли было еще более впечатляющим, — сказала герцогиня. — Кроме того, на будущий год все можно исправить.

— На будущий год? — Пандора удивленно приподняла бровь.

Джорджина не обратила на это внимания.

— Мы можем присоединиться к вам?

— Разумеется, — галантно сказал Макс.

— Такой чудный день, и так хорошо гулять вдоль озера, — сказала герцогиня. — Жаль, — она махнула рукой в сторону воды, — что эти существа портят весь вид.

— Кто? — Пандора нахмурилась.

— Гуси, конечно.

— В этом году их действительно слишком много. — Пандора впервые заметила, что гуси заняли почти половину озера.

Джорджина скрестила руки на груди.

— Кто-то должен что-то сделать с этим.

Герцогиня кивнула:

— Они пугают лошадей и гоняют собак.

Пандора посмотрела туда, где лошади мирно щипали траву.

— Мне кажется, лошади не обращают на них внимания. И здесь нет ни одной собаки.

— Все равно, — твердо сказала герцогиня, — они мешают.

— Да-да! — Джорджина энергично закивала. — Они просто Стим… Стемп…

— Стимфалийские, — подсказала герцогиня.

— Стимфалийские? — рассмеялась Пандора. — Я… — Внезапно она осознала значение этого слова. — Я не думаю…

— Стимфалийские! — твердо сказала Джорджина. — И кто-то должен обязательно что-то сделать.

— Да, кто-то должен. — Герцогиня со значением посмотрела на Макса. — Вы не согласны со мной?

— Я — нет! — рявкнула Пандора.

— А я согласен, — медленно проговорил Макс. — Может быть, вы знаете, как этот кто-то сможет прогнать гусей?

Ее тетки обменялись взглядами.

Герцогиня пожала плечами:

— Надо кричать, я думаю.

— И размахивать руками, — добавила Джорджина.

— Это совсем не похоже на… — начала Пандора.

— Можно ли гонять гусей с берега, — спросил Макс, — или придется лезть в воду?

— Не думаю, — сказал Джорджина.

— Не обязательно, — поддержала герцогиня.

— Если это действительно Стимфалийские птицы… — Пандора видела, что ее протест бессмыслен. Но если Макс собирается получить следующее очко, то пусть хорошенько потрудится. — Невозможно избавиться от них, не промокнув.

— Хорошо. — Их взгляды встретились. В его глазах плясали огоньки. Сняв сюртук, он хотел отдать его Пандоре, но передумал. — Леди Джорджина?

— Буду счастлива.

Пандора, скрестив руки на груди, с негодованием уставилась на Макса.

Макс наклонился и прошептал:

— Это будет мое восьмое очко.

— Если вы не утонете, — прошипела она.

— Все возможно, — трагично отозвался он.

— Ха! — фыркнула Пандора. — Это такое мелкое озеро, что вам придется встать на голову, чтобы утонуть.

— Вы не хотите пожелать мне удачи, прежде чем я отправлюсь на битву со Стимфалийскими птицами?

— Это просто гуси, — проворчала Пандора. — Я пожелаю им удачи.

Макс выпрямился и укоризненно покачал головой:

— С гусями так трудно обращаться.

— У вас с ними много общего.

— Если я не вернусь, — он схватил ее руку и поднес к губам, — ваше лицо навечно останется в моей памяти. Ваш голос будет сопровождать меня на небеса, и даже ангелы побледнеют в сравнении с вами. А ваше имя будет последним, что я произнесу в этой жизни.

— Прекратите! — Пандора, смеясь, вырвала руку. Противный. Как он смеет заставлять ее смеяться, когда она так зла на него? Если она все же станет его женой, их ждет веселая жизнь.

Макс улыбнулся и, повернувшись к ее теткам, отвесил им глубокий поклон.

— Прощайте, леди.

Они царственно кивнули, словно он был воином, который отправляется на битву с драконом, но было видно, что обе еле сдерживают смех.

Макс прошел к тому месту, где у берега собралась большая часть стаи. Посмотрев на Пандору с улыбкой, он двинулся на птиц, громко крича им что-то неразборчивое.

Он размахивал руками и подпрыгивал. Некоторые птицы улетели, остальные замерли, недоуменно глядя на него.

Макс зашел в воду, продолжая кричать.

— Мне кажется, они приняли его за большую птицу без перьев, — пробормотала Джорджина.

— Они приняли его за дурака, — фыркнула Пандора.

— Знаете, — задумчиво сказала герцогиня, — он похож на влюбленного.

— Едва ли, — быстро сказала Пандора. — Он просто не хочет проиграть, а любовь здесь ни при чем.

Герцогиня бросила на нее удивленный взгляд:

— Влюбленный и глупый иногда почти ничем не отличаются друг от друга.

Макс прыгал на мелководье, хлопая в ладоши и громко крича.

Через несколько минут почти все гуси улетели.

Макс повернулся к ней и развел руки.

— Ну? — крикнул он.

Герцогиня зааплодировала, к ней присоединилась Джорджина, и вскоре хлопали все, кроме Пандоры. Макс театрально поклонился.

— Гуси скоро вернутся, — хмуро заметила Пандора.

— Как я понимаю, он должен был избавиться от них, — сказала герцогиня. — Там не было никаких слов о том, чтобы прогнать их навсегда.

Пандора покачала головой:

— Нет.

— Хорошо.

Ее тетки направились к гостям, которые окружили выбравшегося на берег Макса.

— Он мне нравится, — донеслись до Пандоры слова Джорджины. — А ей?

Пандора не разобрала ответа герцогини. Разумеется, он ей тоже нравился. Вопрос был только в том, нравится ли она ему?


— Даже промокший насквозь, он выглядит удивительно привлекательно, — раздался за ее спиной знакомый голос.

— Джиллиан! — Пандора обняла свою любимую кузину. — Когда ты приехала?

— Вчера вечером. Я участвовала в скачках. — Джиллиан бросила на Макса одобрительный взгляд. — Впрочем, неудивительно, что ты меня не заметила.

Пандора проследила за ее взглядом.

— Я была занята.

— Наслышана. — Джиллиан, дочь герцога, была на пять лет старше Пандоры. Овдовев, эта классическая английская красавица с белокурыми волосами и голубыми глазами стала широко известна в Лондоне как хозяйка вечеров, на которые собирались самые популярные политики, художники и музыканты.

— Думаю, ты уже все знаешь?

— Моя дорогая кузина, все в Лондоне знают о твоем споре с графом Трентом. Это лучшая сплетня сезона. Книги для записи пари полны ставок.

— Нечто подобное происходит и в нашей семье, — сухо сказала Пандора. — И ставят на Макса.

— Макса? — Джиллиан приподняла бровь.

— Так его зовут. — Пандора настолько привыкла называть графа по имени, что совершенно забыла, как неприлично это выглядит в светском обществе.

— И как его успехи? — Взгляд Джиллиан вернулся к Максу.

— Он только что заработал свое восьмое очко.

— Осталось всего четыре?

Пандора кивнула. Лондонские сплетники часто все преувеличивали, но в этом случае они были как нельзя более точны.

— Ты его любишь?

Пандоре очень хотелось ответить утвердительно, но даже Джиллиан она не могла признаться в этом. Кузина бы поняла ее, она сама выходила замуж по любви. Но все равно… Пандора пожала плечами.

— Неужели так называется то довольно неприятное чувство к нему, что я испытываю?

Джиллиан рассмеялась:

— Со временем станет легче. — Она чуть помедлила. — А граф?

Кто-то подал Максу бокал вина, а на плечи ему набросили одеяло. Пандора несколько мгновений смотрела на него, чувствуя, как внутри у нее зарождается знакомая тоска.

— Хотела бы я знать.

— Разве не является доказательством то, что он только что осознанно изобразил из себя нечто очень смешное? И все ради тебя.

— Он очень азартен. Он хочет выиграть.

— Он хочет тебя.

— Это я знаю, только не могу понять почему. Как приз?

Или он действительно любит меня?

— Ты можешь спросить его, — спокойно предложила Джиллиан, словно это было так же просто, как поинтересоваться, нравится ли ему погода.

— Я пыталась. Конечно, я не стала говорить: «Ты любишь меня?» Но я не раз предоставляла ему возможность сказать мне о своих чувствах. Какими бы они ни были.

— Пандора, — авторитетно сказала Джиллиан, — мужчины — очаровательные существа, иногда даже умные и более чем компетентные, чтобы выбрать лошадь или бренди, но когда дело доходит до любви, они мало понимают, что творится в их собственном сердце. — Она положила руку на плечо Пандоры. — Спроси его. Трент даст тебе честный ответ, а откровенность между мужчиной и женщиной не менее важна, чем доверие. И любовь.

— Я не могу. — Пандора отчаянно качнула головой.

— Потому что боишься ответа?

У Пандоры заныло в груди.

— Возможно. Кроме того, я боюсь вынудить его говорить о том, чего он не чувствует.

— Бедный Трент. С упрямством Эффингтонов справиться нелегко.

— Ты едва ли тот человек, который может говорить об этом.

Джиллиан засмеялась.

Пандора опять посмотрела на Макса.

— Что же мне делать? Как узнать о его чувствах?

Джиллиан нахмурилась:

— Мне всегда казалось, что отношения между мужчиной и женщиной похожи на те, что складываются во время охоты у собаки и лисицы.

Пандора негромко застонала:

— Мне так и говорили.

— Очень хорошая гончая будет преследовать лисицу, пока не упадет от изнеможения. Ленивая собака быстро потеряет интерес. Но собака, которая по-настоящему хочет поймать лису, не позволит помешать ей. Она будет преследовать жертву везде и всегда. — Джиллиан изучающе смотрела на Макса. — Он кажется мне очень целеустремленной гончей.

Пандора проследила за ее взглядом.

— Сейчас вероятность нашего брака сильна как никогда, но я не выйду за него замуж, если он меня не любит.

— Как ты сможешь избежать свадьбы?

— Не знаю. Но если я стала лисицей, то уж постараюсь убежать от гончей. — Макс повернулся к ним, улыбнулся и отсалютовал бокалом. — И постараюсь узнать, насколько серьезно он хочет меня поймать.

Главы

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

 

 

 
 

Главная Аудиокниги Музыка  Экранизации   Дебют   Читальный зал   Сюжетный каталог  Форум   Контакты

Поиск книг в интернет-магазинах

© Библиотека любовного романа, 2008-2016

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов сайта без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.

Наши партнеры: Ресторан в южном округе - банкеты, юбилеи, свадьбы.

 

Статистика

Rambler's Top100

Яндекс.Метрика

  ........