загрузка...
 

  Главная    Аудиокниги   Музыка    Экранизации    Дебют    Читальный зал     Сюжетный каталог    Форум    Контакты

 

Личный кабинет

 

 

 

Забыли пароль?

Регистрация

 

 

Авторы

 Исторические любовные романы

 Современные любовные романы

 Короткие любовные романы

Остросюжетные любовные романы

 Любовно-фантастические романы

 

 
Говорят, что первая любовь приходит и уходит. Оставляет после себя приятное послевкусие, а иногда горечь. Но это обязательно нужно пережить, то главное волнение, а порой и лёгкое сумасшествие. Взять от первой любви всё лучшее и важное, и дальше строить свою жизнь, помня и ни о чём не жалея... 

 

 
 
 
Неизбежное пугает, но для Эли известие о смертельной болезни стало шагом к новой жизни. Жизни без чужого мнения, оглядок на прошлое, настоящей жизни. Смелость и уверенность стали её девизом. Все страхи позади, но времени остаётся слишком мало, а нужно успеть испытать всё, чего была лишена... 
 
  
Что может быть увлекательнее, чем новые отношения, особенно, если они ни к чему не обязывают. Вот только, если ты чего-то не понимаешь, становиться как-то не по себе. Влад, познакомившись с девушкой Милой, не ждал такого стремительного развития отношений и, тем более, ещё более стремительного их завершения... 
 
 Он был Ангелом, хотел попасть в Великое Ничто, куда после мятежа была отправлена его возлюбленная, и потому стал высмеивать творения Создателя, за что и был выдворен с Небес - но не в Ничто, к возлюбленной Моник, а на Землю, в Америку конца 19-го века, к человекам, которых презирал...
 
 
 
 



 

 

 

 

Главная (Библиотека любовного романа) » Сесилия Ахерн. Люблю твои воспоминания. Глава 38

 

 

Сесилия Ахерн. Люблю твои воспоминания. Глава 38

Глава тридцать восьмая

Какого черта ты это сделала, Дорис? — спрашивает Джастин, когда они идут обратно в гостиницу.

— Ты неделями только и делал, что говорил об этой женщине, а теперь ты проведешь с ней вечер. Что в этом плохого?

— У меня есть планы на сегодняшний вечер! Я не могу подвести человека.

— Ты даже не знаешь, кто этот человек!

— Не важно, все равно это невежливо.

— Джастин, послушай меня. Это таинственное послание может быть всего лишь чьей-то злой шуткой.

Он недоверчиво прищуривается:

— Вот как?

— Все может быть, — пожимает плечами Эл, он начинает задыхаться.

Дорис и Джастин сразу же замедляют шаги. Джастин вздыхает.

— Ты хочешь рискнуть и пойти туда, где неизвестно чего и кого можно ожидать? Или поужинать с хорошенькой девушкой, по которой ты сходишь с ума? — продолжает наступать Дорис.

— Чего тут выбирать! — присоединяется Эл. — Когда ты последний раз испытывал такие чувства? Сто лет назад, когда познакомился с Дженнифер?

Джастин улыбается:

— Ну-ну, братишка, не хочешь поделиться опытом?…

— Вам обязательно нужно принимать что-нибудь от изжоги, мистер Конвей, — слышу я, это на кухне Фрэнки разговаривает с папой.

— Что, например? — спрашивает папа, наслаждаясь обществом двух девушек.

— Кристиан принимает от нее лекарство, — вступает Кейт, и до меня доносится лепетание Сэма.

Папа отвечает ему, подражая бессмысленному лепету.

— Оно называется… м-м-м… — Кейт задумывается. — Не могу вспомнить…

— Ты такая же, как и я, — говорит ей папа. — У тебя тоже НМНЧЗ.

— Что это?

— Не. Могу. Ни. Черта. Залом…

— Я спускаюсь! — кричу я вниз Кейт, Фрэнки и папе.

— Ура! — вопит Фрэнки.

— Давай, я включила камеру, — кричит Кейт.

Папа изображает на губах туш, пока я иду по лестнице, и я начинаю смеяться. Спускаясь, ни на секунду не отвожу глаз от маминой фотографии на столике в прихожей, а она смотрит на меня. Подмигиваю ей, проходя мимо. Как только я спускаюсь в прихожую и поворачиваюсь к ним, стоящим на кухне, они все затихают. Моя улыбка меркнет.

— Что такое?

— О Джойс! Ты чудесно выглядишь, — шепчет Фрэнки, как будто сообщает ужасную новость.

Я вздыхаю с облегчением и вхожу в кухню.

— Повернись. — Кейт снимает на камеру.

Я верчусь в своем новом красном платье, а Сэм хлопает пухленькими ладошками.

— Мистер Конвей, а вам-то как? Нравится? — Фрэнки слегка подталкивает его локтем. — Разве не красавица?

Мы все поворачиваемся к папе, который молчит, в его глазах блестят слезы. Он быстро кивает — у него нет слов.

— Папа! — Я протягиваю руки и обнимаю его. — Это всего лишь новое платье.

— Ты чудесно выглядишь, дорогая, — выдавливает он. — Иди и срази его наповал, детка. — Он целует меня в щеку и устремляется в гостиную, смущенный этим проявлением чувств.

— Ну, — улыбаясь, говорит Фрэнки, — ты решила, что будет сегодня вечером: ужин или опера?

— Я все еще не знаю.

— Он пригласил тебя на ужин, — говорит Кейт. — Почему ты думаешь, что он скорее пойдет в театр?

— Потому что, во-первых, он не приглашал меня на ужин. Это сделала его невестка. И не я сказала «да». Это сделала ты . — Я пристально смотрю на Кейт. — Мне кажется, что его убивает неведение относительно того, чью жизнь он спас. По-моему, он колебался, когда выходил из магазина, вам не кажется?

— Прекрати выдумывать чепуху, — говорит Фрэнки. — Он пригласил тебя на ужин, вот и иди на него.

— Но казалось, что он чувствует себя виноватым, подводя человека, ждущего его в театре.

— Не уверена, — возражает Кейт. — Казалось, что он очень хочет поужинать с тобой.

— Это сложный вопрос, — подводит итог Фрэнки. — Не хотела бы я оказаться в твоей шкуре.

— Шкуру-то, пожалуй, припасла я, — обиженно говорит Кейт.

Мы еще какое-то время талдычим одно и то же, и когда они уходят, я продолжаю взвешивать плюсы и минусы обеих ситуаций, пока голова не начинает кружиться так сильно, что я уже не в состоянии ни о чем думать. Когда приезжает такси, папа провожает меня до двери.

— Я не знаю, о чем вы, девочки, так серьезно разговаривали, но знаю, что тебе нужно принять какое-то решение. Ты его приняла? — мягко спрашивает папа.

— Не знаю, папа. — Я с трудом сглатываю. — Я не знаю, какое решение правильное.

— Да знаешь! Ты всегда шла по собственному пути, дорогая. Всегда.

— Что ты имеешь в виду? Он смотрит в сад:

— Видишь ту тропинку?

— Садовую дорожку?

Он качает головой и показывает тропку на газоне, где трава примята и слегка проглядывает земля. — Ты проложила эту дорожку.

— Что? — Теперь я озадачена.

— Когда была маленькой, — улыбается он. — В садоводстве мы называем их «линиями желаний». Это тропинки и дорожки, которые люди прокладывают для самих себя. Ты всегда избегала путей, проложенных другими людьми, дорогая.

Ты всегда шла своей собственной дорогой, даже если в итоге приходила к тому же, что и они. Ты никогда не пользовалась проторенными дорожками. — Он тихо смеется. — Нет, никогда. Ты бесспорно дочь своей матери: срезаешь углы, прокладываешь свои тропинки, в то время как я остался бы на знакомой дороге и сделал бы большой крюк. — Он улыбается, вспоминая.

Мы разглядываем вытоптанную ленту примятой травы, ведущую через сад к дорожке.

— «Линии желаний», — повторяю я, видя себя маленькой девочкой, подростком, взрослой женщиной, каждой раз срезающей угол на этом участке газона. — Наверное, желание не похоже на прямую. Нет прямого пути, чтобы добраться туда, куда хочешь.

— Ты знаешь, что ты будешь сейчас делать? — спрашивает он, когда приезжает такси.

Я улыбаюсь и целую его в лоб:

— Знаю.

 

 

 

 
 

Главная Аудиокниги Музыка  Экранизации   Дебют   Читальный зал   Сюжетный каталог  Форум   Контакты

Поиск книг в интернет-магазинах

© Библиотека любовного романа, 2008-2016

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов сайта без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.

Наши партнеры: Ресторан в южном округе - банкеты, юбилеи, свадьбы.

 

Статистика

Rambler's Top100

Яндекс.Метрика

  ........