загрузка...
 

  Главная    Аудиокниги   Музыка    Экранизации    Дебют    Читальный зал     Сюжетный каталог    Форум    Контакты

 

Личный кабинет

 

 

 

Забыли пароль?

Регистрация

 

 

Авторы

 Исторические любовные романы

 Современные любовные романы

 Короткие любовные романы

Остросюжетные любовные романы

 Любовно-фантастические романы

 

 
Говорят, что первая любовь приходит и уходит. Оставляет после себя приятное послевкусие, а иногда горечь. Но это обязательно нужно пережить, то главное волнение, а порой и лёгкое сумасшествие. Взять от первой любви всё лучшее и важное, и дальше строить свою жизнь, помня и ни о чём не жалея... 

 

 
 
 
Неизбежное пугает, но для Эли известие о смертельной болезни стало шагом к новой жизни. Жизни без чужого мнения, оглядок на прошлое, настоящей жизни. Смелость и уверенность стали её девизом. Все страхи позади, но времени остаётся слишком мало, а нужно успеть испытать всё, чего была лишена... 
 
  
Что может быть увлекательнее, чем новые отношения, особенно, если они ни к чему не обязывают. Вот только, если ты чего-то не понимаешь, становиться как-то не по себе. Влад, познакомившись с девушкой Милой, не ждал такого стремительного развития отношений и, тем более, ещё более стремительного их завершения... 
 
 Он был Ангелом, хотел попасть в Великое Ничто, куда после мятежа была отправлена его возлюбленная, и потому стал высмеивать творения Создателя, за что и был выдворен с Небес - но не в Ничто, к возлюбленной Моник, а на Землю, в Америку конца 19-го века, к человекам, которых презирал...
 
 
 
 



 

 

 

 

Главная (Библиотека любовного романа) » Сесилия Ахерн. Люблю твои воспоминания. Глава 30

 

 

Сесилия Ахерн. Люблю твои воспоминания. Глава 30

Глава тридцатая

Я задыхаюсь в этом контейнере, сердце бьется, как крылья у синегорлого колибри. Словно у ребенка, играющего в прятки, от нервного возбуждения у меня перехватило живот. Я похожа на собаку, которая валяется на спине, пытаясь прогнать блох. Пожалуйста, Джастин, не найди меня такой, лежащей на спине в контейнере у тебя в саду, среди обрывков полиэтилена, пустых банок и прочего мусора. Я слышу, как шаги удаляются вниз по ступенькам, ведущим к его подвальной квартире, и дверь закрывается.

Во что же я все-таки превратилась? В трусиху. Струсила и позвонила в дверь, чтобы не дать Джастину рассказать Элу об их отце, а потом, испугавшись, что играю в бога с двумя незнакомцами, бросилась наутек, прыгнула и приземлилась на дне контейнера. Какая метафора. Я не уверена, что вообще когда-нибудь осмелюсь с ним заговорить. Не представляю, как я найду слова, чтобы объяснить то, что чувствую. Наш мир не слишком спокойное место, и истории вроде этой часто печатаются на страницах таблоида «Enquirer» или в женских журналах. Помимо самой истории, там красовалась бы я на кухне у папы, одиноко глядящая в камеру. Без косметики. Нет, расскажи я ему все, Джастин ни за что бы мне не поверил, — но поступки красноречивее, чем слова.

Лежа на спине, я смотрю вверх на небо. Лежа на животе, облака смотрят вниз прямо на меня. Они удивленно проплывают над женщиной, лежащей в контейнере, и созывают отставших, чтобы и те насладились этим зрелищем.

Собирается все больше облаков, спешащих поглазеть, о чем ворчат остальные. Потом и они проплывают мимо, оставляя меня любоваться синим небом с редкими белыми клочками. Я едва ли не слышу, как громко смеется моя мама, предлагая друзьям взглянуть на ее дочь. Представляю, как она заглядывает за край облака, свесившись слишком далеко, как папа на балконе в Королевской опере. И сама улыбаюсь своим мыслям.

Теперь, выбираясь из контейнера и стряхивая с одежды пыль и мусор, я пытаюсь припомнить, какие еще из тех дел, которые, по желанию ее отца, должен выполнить тот, кого он спас, называла Бэа.

— Ради бога, Джастин, успокойся. Ты меня нервируешь. — Дорис сидит на ступеньке, наблюдая, как Джастин расхаживает по комнате.

— Не могу я успокоиться. Разве ты не понимаешь, что это значит? — Он протягивает ей две карточки.

Она широко распахивает глаза:

— Ты спас кому-то жизнь?

— Ну да. — Он пожимает плечами и перестает метаться по комнате. — В этом нет ничего особенного. Просто иногда ты должен сделать то, что от тебя требуется.

— Он сдал кровь. — Эл кладет конец неудачной попытке брата прикинуться скромным.

— Ты сдал кровь?

— Он же так познакомился с Вампирой, помнишь? — напоминает жене Эл. — В Ирландии, когда они говорят: «Давай по пинте?», нужно быть осторожным .

— Ее зовут Сара , а не Вампира.

— Значит, ты сдал кровь, чтобы попасть на свидание. — Дорис складывает руки на груди. — Ты хоть что-нибудь делаешь на благо человечества, или это все только для самого себя?

— Эй, у меня есть сердце.

— Хоть оно и на пинту легче, чем раньше, — добавляет Эл.

— Я потратил достаточно личного времени, помогая разным организациям — колледжам, университетам и галереям, — которые нуждались в моих знаниях. И я не был обязан это делать, но согласился ради них.

— Ага, и ты наверняка заставлял их платить за каждое слово. Вот почему он, когда запинается, вместо «черт» говорит «да что же это такое».

Эл и Дорис покатываются со смеху, толкая и пихая друг друга локтями, как безумные. Джастин делает глубокий вдох:

— Давайте вернемся к насущным вопросам. Кто посылает мне записки и выполняет поручения?

Он снова начинает мерить шагами комнату, кусая ногти:

— Может быть, это Бэа решила так пошутить? Она единственный человек, с которым я говорил о том, что заслуживаю благодарности за спасенную жизнь.

Пожалуйста, только бы это была не Бэа.

— Ну, парень, ты и эгоист! — смеется Эл.

— Нет. — Дорис качает головой, так что кольца в ушах бьют ее по щекам. Зачесанные назад и закрепленные лаком волосы при этом не сдвинулись даже на миллиметр. — Бэа не желает иметь с тобой ничего общего, пока ты не извинишься.

Нет слов, чтобы объяснить, как ты ей противен.

— Что ж, спасибо Господу и на том. — Он мечется по комнате, не находя себе места. — Но она наверняка рассказала кому-то, другого объяснения я не нахожу. Дорис, узнай у Бэа, с кем она об этом говорила.

— Хм! — Дорис задирает подбородок и отворачивается. — Ты мне недавно наговорил гадостей. Не знаю, смогу ли я тебе помочь.

Джастин падает на колени и подползает к ней:

— Дорис, пожалуйста, я тебя умоляю. Я ужасно, ужасно извиняюсь. Ведь я не представлял, сколько времени и усилий ты вложила в эту квартиру. Я тебя недооценивал. Без тебя я бы до сих пор пил из стаканчика для зубных щеток и ел из кошачьей миски.

— Да, кстати, давно хотел тебя об этом спросить, — говорит Эл, прерывая его мольбы, — ведь у тебя даже кошки нет.

— Значит, я хороший дизайнер по интерьерам? — Дорис поднимает подбородок еще выше.

– Прекрасный дизайнер.

— Насколько прекрасный?

— Прекраснее, чем… — Он на секунду задумывается. — …Андреа Палладио.

Она оглядывается по сторонам. Эл пожимает плечами.

— Итальянский мастер шестнадцатого века, которого считают самым влиятельным архитектором в истории западной цивилизации, — объясняет Джастин.

— О-о! Хорошо. Ты прощен. — Она протягивает руку. — Дай мне свой телефон, и я позвоню Бэа.

И вот уже они все сидят вокруг нового кухонного стола, слушая ту половину телефонного разговора, которую озвучивает Дорис.

— В общем, Бэа рассказала Пити и главной костюмерше «Лебединого озера». И ее отцу.

— Главной костюмерше? Ребята, у вас осталась программка?

Дорис исчезает в своей спальне и возвращается с балетной программкой. Она пролистывает страницы.

— Нет. — Джастин качает головой, пробегая глазами краткую биографию костюмерши. — В тот вечер я познакомился с этой женщиной, и это не она. Значит, там был и ее отец? Его я точно не видел.

Эл пожимает плечами.

— Что ж, эти люди тут ни при чем, — говорит Джастин, — ни ее, ни ее отца я точно не спасал. Спасенный — ирландец, или ему оказывали помощь в ирландской больнице.

— А вдруг ее отец ирландец или был в Ирландии?

— Дай-ка мне программку, я позвоню в театр.

— Джастин, ты же не можешь позвонить ей просто так, ни с того ни с сего. — Дорис тянется, чтобы выхватить у него программку, но он увертывается.

— Мне только и нужно узнать, не ирландец ли ее отец и не ездил ли он недавно в Ирландию. Все остальное я придумаю по ходу дела.

Когда он выходит из кухни, чтобы позвонить, Эл и Дорис озабоченно переглядываются.

— Твоя работа? — тихо спрашивает Дорис у Эла.

— Ни сном ни духом. — Эл трясет головой, двойной подбородок тоже трясется.

Через пять минут возвращается Джастин.

— Она помнит меня по прошлому вечеру, и они с отцом тут действительно ни при чем… Так что либо Бэа рассказала кому-то еще, либо… это шуточки Питера. Вот доберусь я до этого сопляка и…

— Джастин, тебе пора повзрослеть. Это не он, — строго говорит Дорис. — Возьмись за поиски с другого конца.

Позвони в химчистку, позвони парню, который развозит эти кексы.

— Я это уже сделал. За все заплатили кредиткой, а информация о ее владельце конфиденциальная.

— Твоя жизнь — одна сплошная загадка. Чтобы разобраться с этой Джойс и таинственными посылками, неплохо бы тебе нанять частного детектива, — говорит Дорис. — Ой! Только что вспомнила! — Она достает из кармана листок бумаги и протягивает ему. — Кстати, о частных детективах. Тут для тебя кое-что есть. Я узнала несколько дней назад, но тебе ничего не сказала, чтобы ты не гонялся за призраками и не ставил себя в дурацкое положение. Но раз ты все равно собираешься это сделать, вот, держи. — Она протягивает ему листок бумаги с адресом Джойс.

— Я обратилась в Международную телефонную справочную и назвала им номер этой Джойс, которая на прошлой неделе звонила Бэа. Они дали мне адрес, по которому зарегистрирован ее телефон. По-моему, тебе стоит найти эту Джойс, Джастин, и выбросить из головы того человека. Он ведет себя очень странно. Как знать, кто присылает тебе эти записки?

Займись лучше женщиной, нормальные здоровые отношения — как раз то, чего тебе не хватает.

Думая о чем-то другом, он равнодушно пробегает глазами листок, прежде чем небрежно сунуть его в карман.

— Ты просто мечешься от одной женщины к другой, ведь так? — Дорис внимательно смотрит на него.

— Эй, а что, если сообщения посылает тебе Джойс? — начинает Эл.

Джастин и Дорис закатывают глаза.

— Не пори чепухи, Эл, — перебивает его Джастин. — Я встретил ее в парикмахерской. И вообще, с чего ты взял, что все это — дело рук женщины?

— Ну, тут и спорить не о чем, — отвечает Эл. — Потому что она прислала тебе корзину маффинов. — Он морщит нос.

— Прислать корзину кексов — на такое способна только женщина. Или гомосексуалист. И кто бы это ни был, он или она, или, может, оно , — почерк у него каллиграфический, что только подтверждает мою теорию. Женщина, гомосексуалист или транссексуал.

— Мысль о корзине с маффинами пришла в голову мне, — возражает Джастин. — И у меня каллиграфический почерк.

— Вот и я о том же. Женщина, гомосексуалист или транссексуал, — улыбается Эл.

Джастин раздраженно отмахивается и откидывается на спинку стула:

— От вас обоих толку — чуть.

— Эй, я знаю, кто тебе поможет, — говорит Эл, выпрямляясь на стуле.

— Кто? — Джастин скучающе подпирает голову рукой.

— Вампира, — страшным голосом произносит Эл.

— Я уже просил ее помочь. В базе данных я нашел только информацию о своей крови. Ничего о том, кто ее получил.

Она не скажет мне, куда отправили мою кровь, и никогда больше не будет со мной разговаривать.

— Из-за того, что ты убежал от нее, когда погнался за автобусом «Ладья викингов»?

— Да, тут есть какая-то связь.

— Нечего сказать, Джастин, здорово ты умеешь обращаться с женщинами.

— Ну, хотя бы кто-то думает, что я что-то делаю правильно. — Он смотрит на карточки, которые положил на середину стола.

Кто ты?

— Не надо было спрашивать Сару напрямик. Ты бы лучше порылся у нее в кабинете, — загорается Эл.

— Нет, так нельзя, — неуверенно возражает Джастин. — Я рискую нарваться на неприятности. Или причинить неприятности ей, не говоря уж о том, ч я и так плохо с ней обошелся.

— В таком случае самое правильное, что ты мо бы сделать, — подсказывает коварная Дорис, — это заехать к ней в офис и извиниться. По-дружески.

Их лица медленно расплываются в улыбке.

— А тебе на следующей неделе дадут отгул, чтобы поехать в Дублин? — спрашивает Дорис, положив конец их перемигиваниям.

— Я уже принял приглашение Национальной галереи в Дублине сделать доклад о «Женщине, пишущей письмо» Терборха, — радостно отвечает Джастин.

— А что изображено на этой картине? — интересуется Эл.

— Женщина, пишущая письмо, Шерлок, — фыркает Дорис.

— Какая скучная история. — Эл морщится. Затем они с Дорис усаживаются поудобнее и следят, как Джастин снова и снова перечитывает карточки в надежде расшифровать тайный код.

– Мужчина, читающий записку , — напыщенно произносит Эл. — Обсудим?

Они с Дорис снова прыскают, но тут Джастин выходит из комнаты.

— Эй, ты куда?

— Мужчина, бронирующий билет, — подмигивает он.

 

 

 

 
 

Главная Аудиокниги Музыка  Экранизации   Дебют   Читальный зал   Сюжетный каталог  Форум   Контакты

Поиск книг в интернет-магазинах

© Библиотека любовного романа, 2008-2016

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов сайта без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.

Наши партнеры: Ресторан в южном округе - банкеты, юбилеи, свадьбы.

 

Статистика

Rambler's Top100

Яндекс.Метрика

  ........