загрузка...
 

  Главная    Аудиокниги   Музыка    Экранизации    Дебют    Читальный зал     Сюжетный каталог    Форум    Контакты

 

Личный кабинет

 

 

 

Забыли пароль?

Регистрация

 

 

Авторы

 Исторические любовные романы

 Современные любовные романы

 Короткие любовные романы

Остросюжетные любовные романы

 Любовно-фантастические романы

 

 
Говорят, что первая любовь приходит и уходит. Оставляет после себя приятное послевкусие, а иногда горечь. Но это обязательно нужно пережить, то главное волнение, а порой и лёгкое сумасшествие. Взять от первой любви всё лучшее и важное, и дальше строить свою жизнь, помня и ни о чём не жалея... 

 

 
 
 
Неизбежное пугает, но для Эли известие о смертельной болезни стало шагом к новой жизни. Жизни без чужого мнения, оглядок на прошлое, настоящей жизни. Смелость и уверенность стали её девизом. Все страхи позади, но времени остаётся слишком мало, а нужно успеть испытать всё, чего была лишена... 
 
  
Что может быть увлекательнее, чем новые отношения, особенно, если они ни к чему не обязывают. Вот только, если ты чего-то не понимаешь, становиться как-то не по себе. Влад, познакомившись с девушкой Милой, не ждал такого стремительного развития отношений и, тем более, ещё более стремительного их завершения... 
 
 Он был Ангелом, хотел попасть в Великое Ничто, куда после мятежа была отправлена его возлюбленная, и потому стал высмеивать творения Создателя, за что и был выдворен с Небес - но не в Ничто, к возлюбленной Моник, а на Землю, в Америку конца 19-го века, к человекам, которых презирал...
 
 
 
 



 

 

 

 

Главная (Библиотека любовного романа) » Сесилия Ахерн. Люблю твои воспоминания. Глава 13

 

 

Сесилия Ахерн. Люблю твои воспоминания. Глава 13

Глава тринадцатая

— Папа, какие у тебя планы на сегодня? Ты занят? Вилка, на которую нанизаны сосиска, яичница, бекон, пудинг, грибы и помидор, замирает на пути в папин открытый рот. Удивленные глаза призрительно смотрят на меня из-под густых лохматых броней.

— Какие планы, говоришь? Что ж, посмотрим, Грейси, какое у меня сегодня расписание событий на день. Я подумывал над тем, чтобы после того, как минут примерно через пятнадцать я доем яичницу, выпить еще чашку чая. Пока буду пить чай, возможно, сяду вон на тот стул или, может быть, на стул, который сейчас занимаешь ты, точное место значится в моем расписании как «выбранное по обстоятельствам». Потом Я посмотрю ответы на вчерашний кроссворд — мне интересно, что мы угадали, а что нет, — и узнаю ответы На те, что не смог решить вчера. Затем поиграю в судоку и в слова. Сегодня надо найти мореходные слова. Навигация, морской, парусный спорт — да, я смогу это сделать, я уже вижу «лодочный спорт» в первой строчке. Потом вырежу из газеты купоны, и это займет все мое утро, Грейси. Разве что успею выпить еще чашечку чая, а там уж начнутся мои передачи. Если хочешь назначить со мной встречу, поговори с Мэгги. — Тут он засовывает еду в рот, и кусок яичницы оказывается на подбородке. Он этого не замечает. Я смеюсь:

— Кто такая Мэгги?

Он проглатывает еду и улыбается, удивляясь самому себе:

— Даже не знаю, почему сказал это. — Напряженно думает и тоже смеется: — Знал я одного парня в графстве Каван, это было лет шестьдесят назад, его звали Брендан Брэйди. О чем бы мы ни пытались условиться, он говорил, — папа понижает голос: — «Поговорите с Мэгги», как будто был очень важной шишкой. А она была то ли его жена, то ли секретарша!..

«Поговорите с Мэгги», — повторяет он. — Может, так звали его мамашу? — Папа с улыбкой крутит головой и продолжает есть.

— То есть, судя по твоему расписанию, ты делаешь практически то же самое, что и вчера.

— О нет, совсем не то же самое. — Он пролистывает телепрограмму и тычет жирным пальцем в сегодняшний день.

Смотрит на часы, скользит пальцем по странице вниз. Берет маркер и отмечает еще одну передачу. — Сегодня «Больница для животных» вместо «Антиквариата под носом». Совсем, совсем не то же самое, что вчера, так-то вот. Сегодня будут собачки и кролики вместо поддельных чайников Бетти. Вдруг она попытается продать за несколько шиллингов принадлежащую ее семье собаку? Может быть, тебе все же придется надеть то бикини, Бетти! — Облизывая уголки губ, он продолжает рисовать закорючки вокруг отмеченных передач так сосредоточенно и старательно, словно украшает рукопись миниатюрами.

— Келлская книга. — Слова вырываются сами по себе, и я этому даже не удивляюсь. Случайные бессвязные высказывания становятся чем-то вроде нормы.

— О чем это ты говоришь? — Папа перестает рисовать и возвращается к еде.

— Давай поедем сегодня в город. Походим по центру, зайдем в Тринити-колледж и посмотрим на Келлскую книгу.

Папа пристально смотрит на меня, продолжая жевать. Интересно, о чем он думает? А ему, наверное, интересно, о чем думаю я.

— Ты хочешь поехать в Тринити-колледж. Ага. Девочка, которую к этому месту на веревке не удавалось затащить — не только на учебу, а на обыкновенную экскурсию с папой и мамой, — вдруг неожиданно хочет туда пойти. Слова вдруг и неожиданно значат одно и то же, да? Они не должны употребляться в одном предложении, Генри, — поправляет он сам себя.

— Да, я хочу поехать. — Вдруг неожиданно я очень хочу поехать в Тринити-колледж.

— Если ты не хочешь смотреть «Больницу для животных», так и скажи. Зачем из-за этого сбегать в город? Есть такая штука, как переключение каналов.

— Ты прав, папа. В последнее время я только этим и занимаюсь.

— Правда? А у меня как-то не было времени это заметить. Я только и успеваю наблюдать, как твой брак разваливается, ты перестаешь быть вегетарианисткой, ничего не говоришь о работе, переезжаешь ко мне и так далее. Вот сколько всего произошло, а оказывается, это ты переключаешь каналы, и начинается совсем другая передача.

— Папа, мне необходимы перемены, — объясняю я. — Ты, Фрэнки и Кейт значите для меня так же много, как раньше, но все остальные… Их как будто и не было. Мне нужно поменять программу, папа. У меня в руках огромный пульт управления жизнью, и я готова начать нажимать на кнопки.

Он молча смотрит на меня и вместо ответа отправляет в рот кусок сосиски.

— Мы поедем в город на такси и прокатимся на одном из этих туристических автобусов. Что ты об этом думаешь?

Мэгги! — кричу я изо всех сил, так что папа подпрыгивает от неожиданности. — Мэгги, папа поедет со мной в город кое-чего посмотреть! Ты не против?!

Приложив руку к уху, жду ответа. Довольная тем, что услышала, киваю и встаю.

— Так, папа, все решено. Мэгги говорит, что ты можешь поехать в город. Я приму душ сейчас, и мы выйдем через час.

Ха! Получилось в рифму. — Хромая, я выхожу из кухни, оставляя моего сбитого с толку отца с куском яичницы на подбородке.

— Что-то я сомневаюсь, чтобы Мэгги одобрила пробежку с такой скоростью, Грейси, — говорит папа, пытаясь не отстать от меня, пока мы лавируем среди пешеходов на Графтон-стрит.

— Прости, папа. — Я замедляю шаг и беру его под руку. Несмотря на корректирующую обувь, он все равно покачивается, и я покачиваюсь вместе с ним. Даже если бы его ноги были одинаковой длины, мне кажется, он бы все равно качался. Другим я не могу его себе представить.

— Папа, ты когда-нибудь будешь звать меня Джойс?

— О чем ты говоришь? Ведь тебя так и зовут. Я с удивлением смотрю на него:

— Ты не замечаешь, что всегда зовешь меня Грейси? Он выглядит ошеломленным, но не отвечает,

продолжая идти дальше — влево-вправо, влево-вправо.

— Я дам тебе пять евро за каждый раз, когда ты сегодня назовешь меня Джойс, — улыбаюсь я.

— Договорились, Джойс, Джойс, Джойс. О, как же я люблю тебя, Джойс, — смеется он. — Уже двадцать евро! — Он подталкивает меня локтем и говорит серьезным тоном: — Я не замечал, что называю тебя гак, дорогая. Я сделаю все от меня зависящее, чтобы это не повторилось.

— Спасибо.

— Знаешь, ты мне очень ее напоминаешь.

— Правда, папа? — Я тронута. На глаза наворачиваются слезы. Он никогда мне об этом не говорил. — Чем же?

— У вас у обеих маленькие пятачки. Я делаю недовольную гримасу.

— Не понимаю, почему мы все дальше уходим от Тринити-колледжа. Разве ты не туда хотела пойти?

— Да, но туристические автобусы отходят от Стивенс-Грин. Мы увидим колледж, когда будем проезжать мимо. Мне как-то расхотелось в него заглядывать.

— Почему это?

— Потому что сейчас время обеда.

— И Келлская книга уходит на часовой перерыв, да? — Папа закатывает глаза. — Сэндвич с ветчиной и фляжка с чаем, а потом она снова оказывается у всех на виду как ни в чем не бывало. Ты думаешь, так и происходит? Тебе не кажется, что не идти в Тринити-колледж только потому, что сейчас время обеда, — это полный абсурд?

— Нет, не кажется. — Без всяких на то оснований уверена, что двигаюсь в правильном направлении. Так говорит мой внутренний компас.

Джастин проносится сквозь главную арку Тринити-колледжа и торопливо идет по направлению к Графтон-стрит. Время обеда с Сарой. Он отгоняет от себя ноющий голосок, твердящий, что нужно отменить эту встречу. Дай ей шанс. Дай себе шанс. Ему нужно попробовать снова встать на ноги, ему нужно внушить себе, что не каждая встреча с женщиной должна быть такой, как та первая встреча с Дженнифер. Дрожь, охватившая все его тело, бабочки, запорхавшие в животе, трепет при случайном прикосновении к ее коже. А что он чувствовал на свидании с Сарой? Ничего. Ничего! Конечно, его самолюбию льстило, что он ей нравится, и его взволновал сам факт, что он снова начал ходить на свидания. Он испытывал разнообразные эмоции по отношению к ситуации в целом, но к ней самой он не испытывал ничего. Женщина, встреченная несколько недель назад в парикмахерской, и то вызвала у него больше переживаний. Разве это ни о чем не говорит?… Дай ей шанс. Дай себе шанс.

Графтон-стрит так переполнена во время обеденного перерыва, думал Джастин, как будто ворота дублинского зоопарка открылись и все животные хлынули наружу, радуясь тому, что могут на час покинуть место своего заключения. Его работа на сегодня была закончена, спецсеминар «Медь как холст: 1575–1775» имел успех у студентов третьего курса, решивших послушать его выступление.

Понимая, что опаздывает на встречу с Сарой, Джастин пытается перейти на бег, но боль, которой отзывается на эту попытку его перетренированное тело, едва не заставляет его хромать. Злясь из-за того, что предостережения Эла сбылись, он ковыляет вперед, продвигаясь за парочкой, медленнее которой по Графтон-стрит не идет никто. Попыткам Джастина обогнать пару с той или с другой стороны мешает плотный людской поток. Раздраженный, он замедляет шаг, переходя на скорость идущих перед ним людей, один из которых радостно напевает что-то себе под нос и покачивается.

Черт побери, в такую рань — и пьяный!

Папа, не торопясь, шагает по Графтон-стрит так, как будто располагает всем временем в мире. Наверное, гак оно и есть, хотя молодым этого, боюсь, не понять. Иногда он останавливается и показывает на что-нибудь, присоединяется к группкам зрителей, выстроившихся кружком, чтобы посмотреть на уличное представление, л когда мы идем дальше, устремляется не в ту сторону, что затрудняет движение. Как камень в потоке, он заставляет людей обтекать его вокруг, он представляет собой преграду — небольшую, но вполне ощутимую. Он поет, пока мы покачиваемся влево-вправо, влево-вправо:
Графтон-стрит — страна чудес,
В воздухе чары носятся здесь,
Брильянты у девушек в ясных глазах,
И пыль золотая в роскошных косах.
Не веришь — пожалуй-ка в Дублин
Солнечным летним утром.

Он смотрит на меня, улыбается и снова поет то же самое, мурлыча мотив в тех местах, где позабыл слова.

Пока я работала, у меня порой выдавались настолько загруженные дни, что двадцати четырех часов решительно не хватало. Хотелось вытянуть руки и постараться схватить секунды и минуты, чтобы помешать их бесконечному движению дальше, мимо. Так маленькая девочка пытается поймать мыльные пузыри. Мне, разумеется, никогда не удавалось удержать время, но у папы это каким-то образом получалось. И при этом, считала я, он занят какой-то ерундой, а я важным делом: отпираю для клиента дверь дома, рассказываю о прекрасной квартире на солнечной стороне, о центральном отоплении и размере гардеробной. На самом деле все мы занимаемся ерундой, просто нам нравится ощущать себя более значительными, составляя списки важных дел.

Так вот что необходимо для того, чтобы жизнь замедлилась и тикающие минуты оказались чуть длиннее, чем были раньше. Никуда не спеши. Сделай глубокий вдох. Шире открой глаза и посмотри вокруг. Охвати взглядом все. По-новому перескажи старые истории, вспомни людей, времена и события, которые остались в прошлом. Позволь всему, что ты видишь, напомнить тебе о чем-то. Поговори об этих вещах. Узнай ответы на вчерашний кроссворд и запомни их. Остановись и обрати внимание на то, чего прежде не замечал: каждая выхваченная зрением и неторопливо изученная деталь полна значения. Замедлись. Перестань пытаться сделать все сейчас, сейчас, сейчас. Наплюй на людей, идущих позади тебя, которых ты задерживаешь, почувствуй, как они наступают тебе на пятки, но не убыстряй шаг. Не давай никому задавать тебе скорость.

Хотя если идущий за мной человек еще раз наступит мне на пятку…

Солнце такое яркое, что трудно смотреть прямо перед собой. Как будто оно висит в конце Графтон-стрит, словно шар из боулинга, готовый свалить всех нас с ног. Но мы, слава богу, дошли до конца улицы и теперь можем выскользнуть из людского потока. Папа неожиданно останавливается, завороженный проделками уличного мима. Так как я держу его под руку, мне тоже приходится резко остановиться, из-за чего шедший сзади человек врезается прямо в меня. Последний сильный удар по пятке. Все, хватит.

— Эй! — Я поворачиваюсь. — Смотрите, куда идете.

Он раздраженно ворчит и энергично идет дальше.

— Сами смотрите! — слышу я голос с американским акцентом.

Я готова выкрикнуть грубость, но звук этого голоса заставляет меня замолчать.

— Посмотри на него! — восхищается папа, наблюдая за мимом, запертым в невидимой коробке. — А не дать ли ему невидимый ключ, чтобы он выбрался из этой коробки? — Папа радуется как ребенок. — Правда, это было бы смешно, дорогая?

— Нет, папа, — невпопад отвечаю я, разглядывая спину моего агрессивного преследователя и пытаясь воскресить в памяти этот голос.

— Знаешь, де Валера[6] выбрался из тюрьмы с помощью ключа, который соратники спрятали в пирог и передали ему ко дню рождения. Кто-нибудь должен рассказать этому парню ту историю. Куда мы пойдем теперь? — Папа поворачивается на месте, глядя по сторонам. Шагает в противоположную сторону, прямо в гущу марширующих кришнаитов, совершенно не обращая на это внимания.

Песочного цвета шерстяное пальто еще раз оборачивается, бросает на меня последний неодобрительный взгляд и в ярости удаляется.

Я продолжаю смотреть ему вслед. Если б я могла развести эти сдвинутые брови и заставить его улыбнуться, то непременно узнала бы улыбку!

— Грейси, вот где покупают билеты. Я нашел это место, — издалека кричит папа.

— Папа, подожди. — Я слежу за пальто. Обернись еще раз и покажи мне свое лицо, молю я.

— Тогда я сам пойду за билетами.

— Хорошо, папа. — Пальто все удаляется. Я не отвожу, — поправка! — не могу отвести от него глаз. Мысленно я накидываю лассо на тело его обладателя и начинаю тянуть обратно к себе. Шаги становятся короче, скорость постепенно снижается.

Неожиданно он резко останавливается. Получилось!

Пожалуйста, повернись. Я тяну лассо на себя.

Он поворачивается, оглядывает толпу. В поисках меня?

— Кто ты? — шепчу я.

— Это я! — Папа снова рядом со мной. — Чего это ты стоишь посередине улицы?

— Папа, не мешай! — отмахиваюсь я. — Вот, сходи за билетами. — И я протягиваю ему деньги.

Отхожу от кришнаитов, не сводя глаз с пальто, надеясь, что он увидит меня. Пушистая светлая шерсть его пальто как будто светится на фоне темной и унылой одежды окружающих. Яркие блики сияют на рукавах и груди, как у осеннего Санта-Клауса. Я откашливаюсь и приглаживаю свои обкромсанные волосы.

Его глаза продолжают осматривать улицу и вот — очень медленно — находят меня. Я вспоминаю его в ту же секунду, в которую он замечает меня. Американец из парикмахерской.

Что теперь? Может быть, он меня вообще не узнает. Может быть, он просто все еще злится за то, что я накричала на него. Я не знаю, что мне делать. Должна ли я улыбнуться? Помахать? Ни один из нас не двигается.

Он поднимает руку. Машет. Я сначала оборачиваюсь, чтобы убедиться, что его внимание обращено именно на меня.

Хотя я и без того настолько уверена в этом, что готова поспорить даже с папой. Графтон-стрит мгновенно становится пустой. И безмолвной. Только я и он. Как забавно, что это случилось. Какая всеобщая чуткость. Я машу в ответ. Он что-то мне говорит.

Обмани? Обвини? Нет.

Извини! Он извиняется. Я лихорадочно придумываю ответ, но при этом улыбаюсь. Когда улыбаешься, нельзя ничего произнести, это так же невозможно, как свистеть сквозь улыбку.

— Я достал билеты! — кричит папа. — Они по двадцать евро, что просто преступно. Осмотр должен быть бесплатным, не понимаю, как они не стыдятся брать с нас деньги за то, что мы тратим на эти осмотры свое зрение. Я собираюсь написать кому-нибудь об этом письмо, в котором не поскуплюсь на резкие выражения. В следующий раз, когда ты спросишь меня, почему я остаюсь дома и смотрю свои передачи, я постараюсь не забыть напомнить тебе, что это бесплатно. Два евро за телевизионную программу, сто пятьдесят за годовое обслуживание — гораздо выгоднее, чем один день в городе с тобой, — раздражается он. — Мы приехали на дорогущем такси, чтобы осмотреть город, где я жил и на который смотрел бесплатно целых шестьдесят лет!

Неожиданно я снова начинаю слышать шум транспорта, видеть толпы людей вокруг, ощущать солнце и ветер на своем лице. Чувствую, как мое сердце бешено колотится в груди, а кровь бурлит в безумном полнении. Папа тянет меня за руку.

— Он сейчас уезжает. Пошли, Грейси, автобус уезжает. Это немного дальше по дороге, нам нужно идти. Рядом с отелем «Шелбурн». С тобой все в порядке? Ты выглядишь так, словно увидела привидение, и не говори, что увидела, потому что на сегодня с меня хватит. Сорок евро, — бормочет он себе под нос.

Непрерывный поток пешеходов, остановившийся и конце Графтон-стрит, чтобы перейти дорогу, заслоняет его от меня.

Папа тащит меня за собой по Меррион-роу. Я двигаюсь задом наперед, пытаясь не потерять из виду американца.

— Черт побери! — вырывается у меня.

— Что такое, дорогая? Это совсем недалеко. И почему ты идешь задом наперед?

— Я его не вижу.

— Кого, дорогая?

— Парня, которого, мне кажется, я знаю. — Я становлюсь с папой в очередь, продолжая осматривать улицу, прочесывая взглядом толпу.

— Ну, если ты не уверена, что знаешь его, то болтать с ним на улице было бы не очень прилично, — нравоучительно говорит папа. — Что это за автобус, Грейси? Он выглядит довольно необычно, я что-то не уверен в этой затее. Я не приезжал в город несколько лет, и ты посмотри, что творит Национальная транспортная служба!

Я почти не слушаю и позволяю ему втащить меня в автобус, а сама смотрю в другую сторону, неистово обшаривая глазами улицу через пластиковые окна. Толпа на том месте, где он стоял, наконец редеет, открывая пустоту.

— Он исчез.

— Правда? Значит, ты его не так уж хорошо знала, раз он сбежал.

Я поворачиваюсь к отцу:

— Папа, все это очень странно.

— Что бы ты ни сказала, нет ничего страннее этого. — Папа в недоумении оглядывается.

Я тоже осматриваю автобус, пытаясь понять, что меня окружает. У всех сидящих вокруг на головах надеты шлемы викингов, а на коленях лежат спасательные жилеты.

— Итак, внимание, — говорит в микрофон гид. — Теперь у нас все на борту. Давайте покажем вновь прибывшим, что нужно делать. Когда я отдаю команду, вы все должны ррррычать, как это делали викинги. Давайте попробуем.

Автобус разражается ревом. Мы с папой затыкаем уши, и я чувствую, как он судорожно цепляется за мою руку.

 

 

Главы

Пролог 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

[/quote]

 

 

 

 

 
 

Главная Аудиокниги Музыка  Экранизации   Дебют   Читальный зал   Сюжетный каталог  Форум   Контакты

Поиск книг в интернет-магазинах

© Библиотека любовного романа, 2008-2016

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов сайта без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.

Наши партнеры: Ресторан в южном округе - банкеты, юбилеи, свадьбы.

 

Статистика

Rambler's Top100

Яндекс.Метрика

  ........