загрузка...
 

  Главная    Аудиокниги   Музыка    Экранизации    Дебют    Читальный зал     Сюжетный каталог    Форум    Контакты

 

Личный кабинет

 

 

 

Забыли пароль?

Регистрация

 

 

Авторы

 Исторические любовные романы

 Современные любовные романы

 Короткие любовные романы

Остросюжетные любовные романы

 Любовно-фантастические романы

 

 
Говорят, что первая любовь приходит и уходит. Оставляет после себя приятное послевкусие, а иногда горечь. Но это обязательно нужно пережить, то главное волнение, а порой и лёгкое сумасшествие. Взять от первой любви всё лучшее и важное, и дальше строить свою жизнь, помня и ни о чём не жалея... 

 

 
 
 
Неизбежное пугает, но для Эли известие о смертельной болезни стало шагом к новой жизни. Жизни без чужого мнения, оглядок на прошлое, настоящей жизни. Смелость и уверенность стали её девизом. Все страхи позади, но времени остаётся слишком мало, а нужно успеть испытать всё, чего была лишена... 
 
  
Что может быть увлекательнее, чем новые отношения, особенно, если они ни к чему не обязывают. Вот только, если ты чего-то не понимаешь, становиться как-то не по себе. Влад, познакомившись с девушкой Милой, не ждал такого стремительного развития отношений и, тем более, ещё более стремительного их завершения... 
 
 Он был Ангелом, хотел попасть в Великое Ничто, куда после мятежа была отправлена его возлюбленная, и потому стал высмеивать творения Создателя, за что и был выдворен с Небес - но не в Ничто, к возлюбленной Моник, а на Землю, в Америку конца 19-го века, к человекам, которых презирал...
 
 
 
 



 

 

 

 

Главная (Библиотека любовного романа) » Сесилия Ахерн. Подарок. Глава 22

 

 

Сесилия Ахерн. Подарок. Глава 22

22 Время для…

Ведь ты приедешь, правда, Лу? — спросила Рут, очень стараясь говорить спокойно и не выказывать тревоги. Она металась взад-вперед по спальне босиком, и босые ноги шлепали по паркету, как будто по воде. Длинные волосы были накручены на бигуди, она куталась в полотенце, и непросохшие капли, когда на них падал луч света, посверкивали на ее плечах.

Лежа в кровати, Лу наблюдал за движениями этой женщины, которая вот уже десять лет была его женой, и голова его тоже поворачивалась туда-сюда, как у зрителя теннисного матча. В город им предстояло ехать на разных машинах и в разное время: ему надлежало присутствовать на корпоративе и лишь потом присоединиться к вечеринке в честь дня рождения отца. Домой он заехал лишь ненадолго, только чтобы принять душ и переодеться, не больше чем на двадцать минут, но, вместо того чтобы, как обычно, нетерпеливо начать мерить шагами комнату, ожидая жену, он почему-то предпочел лечь на кровать и следить за ее движениями. Он вдруг понял, что следить и наблюдать гораздо занимательнее, чем, закипая гневом, бегать по комнате. Спустя какое-то время Люси тоже легла рядом с ним, уютно завернувшись в одеяло. Она была после ванны, одета в пижаму и так вкусно пахла клубникой, что хотелось ее проглотить.

— Конечно, приеду, — ответил он и улыбнулся Рут.

— Я в том смысле, что тебе надо было выехать из дома еще полчаса тому назад и в общем-то ты опаздываешь. — Она торопливо шмыгнула мимо него и исчезла в гардеробной. Вместе с ней исчез в гардеробной и конец фразы, а в спальню долетело лишь приглушенное бормотание, в то время как слова повисли на вешалках и остались лежать на полках. Он откинулся на подушки, скрестив руки на затылке, и засмеялся.

— Сыплет словами, как пулемет, — шепнула Люси.

— Точно, — согласился он и, протянув руку, заправил за ухо Люси выбившуюся прядь.

В комнате появилась Рут в нижнем белье.

— Ты чудесно выглядишь, — с улыбкой сказал Лу.

— Папа! — так и прыснула Люси. — Да мама в одних трусиках!

— Ну да, трусики ей очень идут. — Он не сводил глаз с Рут, в то время как Люси каталась по кровати, хохоча над таким странным высказыванием.

Рут обернулась и быстро смерила его взглядом. Лу увидел, что она взволнованно сглотнула: его внимание было ей непривычно, и она забеспокоилась, не свидетельство ли это какой-то вины, а другая часть ее сознания, боясь надеяться, преисполнилась смутных подозрений, не является ли этот всплеск чувств прелюдией к последующему их затуханию. На несколько минут она ретировалась в ванную, а потом опять запрыгала по комнате в одном белье.

Лу и Люси со смехом наблюдали за ее странными телодвижениями.

— Что ты делаешь? — удивился Лу.

— Сушу увлажняющий лосьон! — мгновенно ответила она и засмеялась.

Люси тут же вскочила и тоже стала с визгом прыгать и плясать вместе с матерью, пока не решила, что увлажняющий лосьон высох, и не вернулась назад на кровать к отцу.

— Так почему же ты все еще здесь? — осторожно спросила Рут. — Ты же не хочешь опоздать на корпоратив с мистером Патерсоном.

— Здесь веселее.

— Лу, — засмеялась она, — мне очень приятно, что в кои-то веки, наверно, впервые за десять лет, ты не бежишь и не торопишься, но тебе ведь и вправду пора уезжать. Я помню, что вечером ты обещал приехать, и…

— Я и приеду, — обиженно ответил он.

— Хорошо, только постарайся, чтобы это было не слишком поздно, — продолжала она, мельтеша по комнате. — Большинству гостей за семьдесят, они могут уснуть или уехать домой раньше, чем ты решишь, что вечер только начинается.

Она опять метнулась в гардеробную.

— Я приеду, — заверил он ее, а в основном себя самого.

Он слышал, как она роется в ящиках, устанавливает гладильный пресс. Стукнулась обо что-то, выругалась, уронила какую-то вещь и появилась в спальне уже в черном платье для коктейля.

Обычно он говорил ей, как прекрасно она глядит, механически, почти не глядя. Он считал это своим долгом — говорить то, что она хочет услышать, с тайной мыслью, что это поможет ему поскорее выбраться из дома или улучшит ее настроение в машине, но в этот вечер он просто онемел — потому что она действительно была прекрасна. Словно зная всю жизнь, что небо голубое, он впервые поднял к нему глаза и убедился в этом на деле. Почему же раньше он не удосуживался взглянуть? Он перевернулся на живот и подпер голову руками. Люси немедленно повторила эту позу. И они вдвоем принялись глядеть на это чудо — Рут. Десять лет оно было у него перед глазами, а он лишь бегал по комнате и огрызался.

— И не забудь, — она опять прошмыгнула мимо, на ходу застегивая молнию на спине, — что даришь ты отцу на день рождения морской круиз.

— Я считал, что подарком от нас будет членство в гольф-клубе!

— Но, Лу, он же ненавидит гольф!

— Дедушка ненавидит гольф, — подтвердила Люси.

— А он всегда мечтал побывать на Санта-чии. Помнишь, как Дуглас и Энн выиграли это путешествие? Выигрыш был на упаковке с хлопьями. Сколько было разговоров!

— Не помню, — нахмурился Лу.

— Конкурс устроила компания-производитель. — Она замерла на бегу в гардеробную и удивленно взглянула на него: — Не помнишь?

— Ну, пусть так. И что же?

— То, что папа все время вспоминает эту историю. Рассказывает о том, как Дуглас и Энн приняли участие в конкурсе и выиграли тур на Санта-Лючию… Ну, теперь-то вспомнил? — Она оглядела его, ожидая огонька воспоминания в его глазах.

Лу покачал головой.

— Ну как же ты можешь этого не помнить! — И она опять рванула в гардеробную. — Это ж его любимый рассказ. Он будет в восторге.

— Не будет. Папа ни от чего не приходит в восторг.

Рут скрылась в гардеробной и появилась вновь в одной туфле, другую она держала под мышкой. Она сновала взад-вперед по комнате, пока не очутилась возле туалетного столика.

Люси хихикнула.

Рут надела драгоценности: серьги, браслет — и только после этого вторую туфлю.

Лу с улыбкой глядел, как она потрусила в ванную.

— Да! — громко раздалось оттуда, — когда увидишься с Мэри Уолш, не упоминай имени Патрика. — Она высунулась из ванной. Половина головы у нее была еще в бигуди, половина — в локонах. — Он бросил ее, — печально добавила она.

— Ладно. — Он кивнул, стараясь сохранять серьезность.

Когда голова Рут всунулась обратно в ванную, Лу повернулся к Люси.

— Патрик бросил Мэри Уолш, — сказал он. — Тебе это известно?

Люси энергично качнула головой.

— Это твоих рук дело?

Она опять покачала головой и засмеялась.

— Кто бы мог подумать!

Люси пожала плечами:

— Может быть, сама Мэри могла. Лу засмеялся.

— Может быть, и так.

— О, и еще, пожалуйста, не спрашивай Лору, — продолжала Рут, — не похудела ли она. Ты вечно пристаешь к ней с этим вопросом, а она сердится.

— Разве это такой уж неприличный вопрос? Он сдвинул брови.

Рут засмеялась.

— Милый, последние десять лет она все толстеет и толстеет. Когда ты спрашиваешь ее, не похудела ли она, она считает, что ты издеваешься.

— Толстуха Лора! — шепнул он Люси, и она со смехом повалилась на кровать.

Он посмотрел на часы, глубоко вздохнул и почувствовал, как внутрь заползает какой-то странный трепет.

— Ладно. Мне действительно пора. Увидимся завтра, — сказал он Люси и поцеловал ее в голову.

— Я теперь опять тебя полюбила, папа, — весело прощебетала она.

Лу застыл, поднимаясь с кровати.

— Что ты сказала?

— Сказала, что я теперь опять тебя полюбила. — Она улыбнулась, и он увидел, что у нее нет одного из нижних зубов. — Мы с мамой и Пудом завтра собираемся на каток. Пойдешь с нами?

Все еще под впечатлением от ее признаний и от действия, какое они оказали на него, он смог лишь выговорить:

— Да, конечно. Рут вновь появилась в комнате, внеся с собой аромат духов; завитые локоны прикрывают плечи, лицо накрашено безукоризненно и в меру. Он не мог отвести от нее глаз.

— Мамочка, мамочка! — Люси вскочила и стала прыгать на кровати. — Папа идет с нами на каток!

— Слезь с кровати, Люси. Я не разрешаю на ней прыгать. Слезь, лапочка! Ну, вот так, спасибо. Помнишь, я ведь говорила тебе, как папа занят и что он не может…

— Я пойду на каток, — прервал ее Лу. У Рут отвисла челюсть.

— О-о…

— Ты не против?

— Нет, конечно, просто я… Нет, совершенно не против. Я рада. — И кивнув, она, ошеломленная, пошла куда-то, куда не собиралась идти. Дверь ванной тихо закрылась за ней.

Он выждал пять минут, но потом не вытерпел:

— Рут! — Лу слегка тронул дверь ванной и постучал. — Ты в порядке?

— Да, все прекрасно. — Она откашлялась и с непреднамеренной резкостью добавила: — Мне просто высморкаться надо! — И он услышал громкое сморкание.

— Ладно. Увидимся, — сказал он. Ему хотелось зайти и поцеловать ее на прощание, но он понимал, что она откроет дверь, лишь когда сама захочет.

— Ладно, — отозвалась она, на этот раз не столь резко. — Увидимся на празднике.

Дверь так и не открылась, и он уехал.

В помещениях «Проектной компании Патерсона» в разной степени разброда толпились сослуживцы Лу Сафферна. Было только семь тридцать вечера, но некоторые уже настроились на праздник. В отличие от Лу, который после работы поехал домой, большинство сотрудников отправились в паб, а затем вернулись в контору, чтобы продолжить начатое. В глаза бросались женщины, совершенно неузнаваемые в платьях, подчеркивающих и обнажающих тело, о существовании которого под деловым костюмом совершенно забывалось, тело, которое у некоторых словно и создано было исключительно для этого костюма. Унылое дневное единодушие было сломлено, в воздухе веяло юностью, желанием покрасоваться и показать, кто ты есть на самом деле. Настало время нарушить все правила и установления, прямо выражать свои чувства, что придавало атмосфере привкус опасности. Почти с каждой притолоки свешивались ветви остролиста. И, едва ступив из лифта, Лу получил два поцелуя от слонявшихся по площадке искательниц приключений.

Пиджаки были сняты, повсюду маячили яркие новомодные галстуки, санта-клаусовские колпаки и рога на головах. У многих женщин, а также некоторых мужчин за ухом были елочные украшения. Все присутствовавшие трудились на полную катушку, а теперь хотели оторваться, тоже по полной.

— Где мистер Патерсон? — спросил Лу у Элисон, которую застал сидящей на коленях у пятого из встреченных Санта-Клаусов. Она взглянула на него осоловелыми и слегка косящими глазами. Узкое красное платье облегало каждую выпуклость и каждый изгиб ее тела. Он с трудом заставил себя отвести от нее взгляд.

— А ты какой подарок хочешь на Рождество, мальчик? — рявкнул кто-то из-под маски.

— Привет, Джеймс! — вежливо поздоровался Лу.

— Новое повышение, вот что он хочет! — крикнул кто-то из толпы, и послышались смешки.

— Не просто повышение, а место Клиффа, — заметил некто с рогами на голове, и присутствующие вновь рассмеялись.

Улыбнувшись, чтоб скрыть досаду и легкое смущение, Лу присоединился к общему веселью, а вскоре, когда беседа перешла на другую тему, он незаметно ретировался. Он вернулся к себе в кабинет, где было тихо и спокойно и глаз не мозолили ни остролист, ни серебряная фольга. Он сел, подперев голову руками и слушая, как горланят в коридоре «Бабку раздавил олень», и стал ждать мистера Патерсона. Внезапно музыка стала громче, потому что дверь кабинета открылась и тут же вновь закрылась, приглушив музыку. Еще не взглянув, он догадался, кто это.

Элисон приближалась к нему со стаканом красного вина в одной руке и виски в другой, ее обтянутые красным шелком бедра слегка покачивались, вторя движению какой-то блестящей висюльки на шее. Икры слегка подрагивали от неверных шагов на высоких платформах, и вино в стакане выплескивалось на большой палец руки.

— Осторожно. — Лу следил за каждым ее движением, не сводя с нее глаз, с уверенностью и в то же время неуверенно.

— Ничего. — Она поставила стакан на стол и соблазнительно сунула в рот палец, слизывая с него капли вина и кокетливо поглядывая на Лу. — Я вам виски принесла, — сказала она и, передав Лу стакан, уселась на край стола. — Ваше здоровье! — И чокнувшись с ним и продолжая пристально глядеть на него, она осушила свой стакан.

Лу кашлянул и, внезапно ощутив некую неловкость, отодвинул подальше свой стул. Но Элисон, неверно поняв его движение, поерзала по столу и очутилась прямо перед ним. Ее грудь оказалась на уровне его глаз, и он, отведя взгляд, устремил его на дверь. Он находился в опасной ситуации и выглядел не очень хорошо. Но чувствовал он себя превосходно.

— Мы так и не закончили начатое. — Она улыбнулась. — А ведь все старались разобрать свои столы до Рождества. — Ее голос был тих и хрипловат. — Я подумала, что могу вам помочь.

И она скинула со стола несколько папок. Папки упали, и на пол посыпались бумаги.

— Вот так! — Она улыбалась, сидя перед ним. Короткое красное платье задралось еще выше на бедрах, обнажив длинные загорелые ноги.

У Лу выступил пот на лбу. Он лихорадочно перебирал в уме варианты. Он мог встать и отправиться на поиски мистера Патерсона. Мог остаться в кабинете с Элисон. Две таблетки, найденные им возле мусорного бака, были при нем — аккуратно завернутые в платок, они находились у него в кармане. Он мог принять таблетку и сделать то и другое одновременно. Установить последовательность: побыть с Элисон и отправиться на день рождения к отцу. Нет, лучше побыть с мистером Патерсоном и отправиться на день рождения. Одновременно.

Расцепив скрещенные ноги, Элисон одной ногой стала подталкивать его кресло поближе к столу. Краешек красного кружева между ее ляжек приветствовал его приближение. Теперь она сидела на самом краю стола, а ее платье было задрано еще выше. Можно принять таблетку и быть с Элисон и с Рут одновременно.

Рут.

Элисон подняла руки и притянула его к себе, обхватив ладонями его голову. Он ощутил на лице прикосновение акриловых ноготков, каждодневный стук которых по клавиатуре так его раздражал. Вот они, на его щеках, на его груди, они ощупывают его всего, бродят по его телу, царапают ткань его костюма, того самого, который должен был обеспечить его внешнюю, под стать внутренней, красоту.

— Я женат, — пробормотал он, когда ее рука скользнула к его промежности.

Он был в панике, и это прозвучало так по-детски — слабое возражение, которое так легко отбросить.

Элисон запрокинула голову и расхохоталась.

— Знаю, — промурлыкала она, а пальцы ее все блуждали по его телу.

— Я не шучу, — решительно сказал он, и она на мгновение замерла, подняв на него взгляд. Он встретил этот взгляд, и секунду они смотрели друг на друга. Уголки губ Элисон чуть-чуть дрогнули в желании сдержать улыбку. И потом, не в силах более терпеть, она разразилась смехом. Длинные русые локоны упали на столешницу и запрыгали по ней, когда, откинувшись назад, она от души хохотала.

— О Лу, — вздохнула она, вытирая выступившие слезы.

— Я не шучу, — повторил он еще строже, уверенно и с достоинством. За эти пять минут мужество в нем значительно укрепилось.

Поняв, что он и не думает ее дразнить, Элисон тоже посерьезнела, и улыбка сошла с ее лица.

— Не шутите? — Она подняла бровь и устремила на него пристальный взгляд. — Это вы ее можете дурачить, Лу, а нас — не получится.

— Нас?

— Да, нас. — Она небрежно махнула рукой, указывая куда-то позади себя. — Всех нас. Кто бы там ни был.

Оттолкнувшись, он отъехал от стола.

— Хотите поименно? Что ж, можно и поименно. Джемма из бухгалтерии. Буфетчица Ребекка. Луиза из спортзала. Трейси, ваша секретарша до меня. Ну а как звали вашу няньку, я так и не выяснила. Продолжать? — Она улыбнулась и, не сводя с него глаз, отхлебнула вина. Ее глаза были влажны и чуть покраснели, словно вино воздействовало непосредственно на ее роговицу, окрашивая ее в красные тона. — Припоминаете?

— Это так. — Лу стало трудно дышать, и он проглотил комок в горле. — Но столько времени прошло… Я не тот, что прежде.

— Няня была всего полгода назад, — усмехнулась Элисон. — Ей-богу, Лу, неужели вы и вправду считаете, что за полгода можно измениться, если это вообще возможно?

Внезапно Лу почувствовал тошноту, его замутило. В страхе он провел по волосам потными ладонями. За что ему это?

— И впредь помните одно, — дерзко продолжала она. — Когда вы станете первым замом, вы сможете выбрать себе любую помощницу, но помните, что преимущество тут за мной. — Хохотнув, она поставила на стол свой стакан с вином и вытянула ногу, вновь подтаскивая к себе его кресло. — Если выберете меня, я стану исполнять все, что только пожелаете.

Она взяла у него из рук стакан и поставила его на стол. Потянув Лу за руку, заставила подняться. Он повиновался — безмолвный, покорный, как тряпичная кукла. Проведя ладонями по его груди, она ухватила его за лацканы, притянула поближе к себе, и, когда их губы уже готовы были сомкнуться в поцелуе, он опомнился и, отклонившись, шепнул ей на ухо:

— Мой брак не шутка, Элисон. Шутка — это ты. А такой женщиной, как моя жена, ты можешь стать разве только в мечтах.

И с этими словами он отвернулся от нее и отошел.

Элисон замерла на краю стола. Только губы ее чуть шевельнулись, и рот изумленно приоткрылся, а потом зашевелилась рука, теребя край юбки.

— Да, — сказал он, глядя, как она поправляет платье. — Прикройся-ка лучше. Приди в себя, а перед уходом собери и положи на стол папки.

Голос его был спокоен, и, сунув руки в карманы, чтобы скрыть дрожь, он вышел из кабинета и очутился в центре караоке, где кривлялся пьяный бухгалтер Алекс, вместе с Мэрайей Кэри исполнявший «Все, что желаю на Рождество». Вокруг Лу вились ленты серпантина, а бородатые мужчины и нетрезвые женщины, едва он появился, накинулись на него с поцелуями и чуть не задушили в объятиях.

— Мне надо пройти, — говорил он, ни к кому не обращаясь и пытаясь протиснуться сквозь толпу к лифтам. Чьи-то руки хватали его, не пускали, вовлекали в танец, кто-то преграждал ему путь, проливая вино на его костюм.

— Мне надо пройти, — повторял он все настойчивее.

У него колотилось сердце, волнами подкатывала тошнота, казалось, кто-то чужой оккупировал его тело и всячески портит ему жизнь, ведя к погибели.

— У отца семидесятилетие, мне надо там быть, — говорил он, проталкиваясь к лифтам. Наконец он добрался до лифтов, нажал кнопку вызова и, не оборачиваясь, понуро стал ждать.

— Лу! — Он услышал, что его зовут, но не обернулся на зов. — Лу! Можно вас на минутку? — Но и тут он не обернулся, продолжая следить за мелькавшими на панели этажами и нетерпеливо дергая ногой от желания поскорее, пока не поздно, укрыться в кабине лифта.

Он почувствовал на плече чью-то руку.

— Лу! Я же звал вас. — Сказано это было вполне дружелюбно.

Он обернулся.

— А-а, мистер Патерсон! Здравствуйте. — Лу понимал, что говорит раздраженно, но единственным его желанием было уехать из офиса. Он обещал это Рут и потому поспешно потянулся к кнопке. — Я немножко тороплюсь, знаете ли, у моего отца юб…

— Я не задержу вас. Обещаю. Честное слово. — Лу ощутил руку мистера Патерсона на своем плече.

— Хорошо. — Закусив губу, Лу повернулся к нему.

— Ну, надеюсь, если вы не против, мы сможем поговорить в моем кабинете, — улыбнулся мистер Патерсон. — Вы хорошо себя чувствуете? А то вид у вас какой-то встрепанный.

— Нет, все в порядке. Просто я тороплюсь очень, — Он позволил начальнику взять его под руку.

— Да, конечно. Вы же всегда торопитесь, — засмеялся мистер Патерсон.

Он провел Лу в свой кабинет, и они уселись друг против друга в старые кресла, обитые коричневой кожей, в уголке кабинета. На лбу Лу сверкали капли пота. Он чувствовал запах своего пота и надеялся только, что мистер Патерсон этого не чует. Он потянулся к стоявшему перед ним стакану с водой, дрожащей рукой поднес его ко рту и стал жадно пить под пристальным взглядом мистера Патерсона.

— Может, хотите чего-нибудь покрепче, Лу?

— Нет, мистер Патерсон. Спасибо.

— Зовите меня Лоренсом, пожалуйста. — Мистер Патерсон покачал головой. — Честное слово, Лу, обращаясь ко мне «мистер», вы заставляете меня чувствовать себя каким-то учителем на кафедре.

— Простите, мистер Пат…

— Ну а я все же выпью. — И встав, мистер Патерсон направился к бару и налил себе из хрустального графина коньяку. — Так вы уверены, что не хотите? — предложил он опять. — «Реми XO»! — И он потряс в воздухе графином, как бы дразня Лу.

— Хорошо, спасибо, я выпью тоже.

Лу улыбнулся, чуть успокоившись. Паническое желание во что бы то ни стало поскорее бежать несколько улеглось.

— Вот и чудесно, — улыбнулся мистер Патерсон. — А теперь, Лу, давайте поговорим с вами о вашем будущем. Каким временем вы располагаете?

Лу сделал глоток дорогого коньяка и, вернувшись в комнату, к действительности, прикрыл часы манжетой, чтобы не отвлекаться. Он приготовился получить повышение, приготовился к тому, что его отменно начищенные ботинки пойдут по стопам Клиффа, но не в направлении лечебного учреждения, в котором тот теперь находился, а к его кабинету наверху, кабинету, откуда открывался такой замечательный вид на Дублин. Дыша всей грудью, Лу отводил взгляд от тикающих на стене часов и старался выкинуть из головы мысль о празднике в честь отца. Дело того стоило. Все его поймут. Да в сутолоке праздника, среди веселья, они и не заметят его отсутствия.

— Любым, какое вам будет угодно мне уделить, — нервно ответил Лу, гоня от себя настойчиво вопивший в его уши голос.

 

Главы

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

 

 

 
 

Главная Аудиокниги Музыка  Экранизации   Дебют   Читальный зал   Сюжетный каталог  Форум   Контакты

Поиск книг в интернет-магазинах

© Библиотека любовного романа, 2008-2016

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов сайта без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.

Наши партнеры: Ресторан в южном округе - банкеты, юбилеи, свадьбы.

 

Статистика

Rambler's Top100

Яндекс.Метрика

  ........