загрузка...
 

  Главная    Аудиокниги   Музыка    Экранизации    Дебют    Читальный зал     Сюжетный каталог    Форум    Контакты

 

Личный кабинет

 

 

 

Забыли пароль?

Регистрация

 

 

Авторы

 Исторические любовные романы

 Современные любовные романы

 Короткие любовные романы

Остросюжетные любовные романы

 Любовно-фантастические романы

 

 
Говорят, что первая любовь приходит и уходит. Оставляет после себя приятное послевкусие, а иногда горечь. Но это обязательно нужно пережить, то главное волнение, а порой и лёгкое сумасшествие. Взять от первой любви всё лучшее и важное, и дальше строить свою жизнь, помня и ни о чём не жалея... 

 

 
 
 
Неизбежное пугает, но для Эли известие о смертельной болезни стало шагом к новой жизни. Жизни без чужого мнения, оглядок на прошлое, настоящей жизни. Смелость и уверенность стали её девизом. Все страхи позади, но времени остаётся слишком мало, а нужно успеть испытать всё, чего была лишена... 
 
  
Что может быть увлекательнее, чем новые отношения, особенно, если они ни к чему не обязывают. Вот только, если ты чего-то не понимаешь, становиться как-то не по себе. Влад, познакомившись с девушкой Милой, не ждал такого стремительного развития отношений и, тем более, ещё более стремительного их завершения... 
 
 Он был Ангелом, хотел попасть в Великое Ничто, куда после мятежа была отправлена его возлюбленная, и потому стал высмеивать творения Создателя, за что и был выдворен с Небес - но не в Ничто, к возлюбленной Моник, а на Землю, в Америку конца 19-го века, к человекам, которых презирал...
 
 
 
 



 

 

 

 

Главная (Библиотека любовного романа) » Сесилия Ахерн Там, где ты. Глава 48

 

 

Сесилия Ахерн Там, где ты. Глава 48

Глава сорок восьмая

— Джек, с тобой все в порядке? — обеспокоенно спросил Алан, как только тот сел напротив него за низкий столик.

На его лице была написана озабоченность, и в душе Джека снова забрезжили сомнения.

— В порядке, — проворчал он и поставил перед собой стакан, потом, смутившись, уселся поудобнее на табуретке и постарался укротить гнев, прорывающийся в его голосе.

— Дерьмово выглядишь. — Взгляд Алана скользнул по ноге Джека, которая нервно подрагивала.

— Да нет, все нормально.

— Уверен? — Алан сощурил глаза.

— Да, да. — Джек глотнул «Гиннесса», и подсознание сразу связало его вкус с тем открытием, которое он сделал одновременно с предыдущим глотком пива, еще в Литриме.

«Алан лжет» — вот что вспыхнуло в его мозгу.

— Тогда что стряслось? — спросил Алан. — После твоего звонка… Ну… Ты так говорил, я уж подумал, у тебя прям пожар. Че случилось-то?

— Нет, не пожар. — Джек повернул голову, чтобы не встречаться взглядом с Аланом, и изо всех сил удерживал желание размахнуться и как следует врезать ему.

Он должен очень грамотно провести разговор, а для этого необходимо собраться. Нога перестала вздрагивать, он наклонился над столом и уставился в свой стакан.

— Дело в том, что последнюю неделю я опять начал активно разыскивать Донала. Понял?

Алан вздохнул и тоже сосредоточился на стакане.

— Да, знаю, я об этом думаю каждый день.

— О чем об этом?

— Что ты имеешь в виду? — вскинулся Алан.

— Хочу узнать, что за мысли крутятся у тебя в голове каждый день. — Джек постарался, чтобы его реплика ничем не напоминала допрос.

— Не понимаю, чего ты от меня хочешь. Просто размышляю обо всей этой истории, — нахмурился Алан.

— Ну а мне все время приходит в голову, что хорошо бы мне оказаться рядом с ним в ту ночь и что я должен был лучше знать Донала, потому что в этом случае, может быть… — Джек поднял руки вверх. — Может, может, может… Возможно, я знал бы, где его искать, или был знаком с местами, где он мог отсидеться, или с людьми, у которых мог попросить помощи, или… Всякое такое, понимаешь? Вдруг он убегал от кого-то. Или с кем-то не тем связался. Мы мало разговаривали о личном, и потому я каждый день повторяю себе, что если бы был ему лучшим братом, то, может быть, нашел бы его. И тогда, возможно, он сидел бы здесь, вместе с нами, и пил пиво.

Оба непроизвольно взглянули на пустой табурет, стоящий между ними.

— Не надо так, Джек. Ты был хорошим бра…

— Перестань, — прервал его Джек, повысив голос.

Алан удивленно замолчал.

— Перестать что? — спросил он через секунду.

Джек уставился ему прямо в глаза.

— Перестань врать.

На лице Алана появился страх, потом неуверенность, и Джек понял, что интуиция его не подвела. Алан тревожно озирался, собираясь с мыслями, но Джек быстро произнес:

— Не говори мне, будто я был хорошим братом, потому что я им не был. Не ври ради того, чтобы мне стало легче.

Похоже, Алана успокоил его ответ.

— О'кей, ты был дерьмовым братом, — согласился он, и оба рассмеялись.

— И сколько я ни грызу себя за то, что не находился с ним в ту ночь, в глубине души уверен, что, будь я там, скорее всего, случилось бы то же самое. Потому что знаю, ты прикрывал его. Ты ведь всегда прикрывал его.

Алан грустно улыбнулся своему стакану.

— В прошлый раз, когда мы с тобой разговаривали, ты проклинал себя за то, что не ушел вместе с Доналом в ту ночь. — Джек вытащил из-под стакана пропитанный пивом картонный кружок и стал медленно сдирать с него верхнюю наклейку. — Знаю я, что такое грызть себя, — ничего хорошего. Я тут кое к кому ходил, чтобы он помог мне из этого выбраться. — Он смущенно поскреб затылок. — Он утверждает, что винить себя в такой ситуации — это нормально. Ну, я и подумал — надо тебе об этом сказать. Вот так, за пинтой «Гиннесса».

— Спасибо, — спокойно ответил Алан, — я оценил.

— Ну да… Так вот, ты вроде бы успел поговорить с ним перед самым его уходом? Я правильно понял?

На лице у Алана читалось сильнейшее сомнение. Однако в голосе Джека по-прежнему не слышалось никакой угрозы, и Алану постепенно удалось успокоиться.

— Повезло тебе. Остальные парни даже не заметили, как он уходил.

— Я тоже не заметил. — Алан снова занервничал.

— Нет, заметил, — возразил Джек. — Ты говорил об этом на прошлой неделе.

Он сделал еще глоток и посмотрел по сторонам, стараясь, чтобы разговор оставался непринужденным.

— Сколько здесь народу! В голову бы не пришло, что в такую рань столько набьется. — Он взглянул на часы.

Было шесть вечера. Ему показалось, что со времени встречи с матерью Сэнди прошли не часы, а дни.

— На прошлой неделе ты говорил, что лучше бы ушел из кафе вместе с ним. И уверен, что в этом случае он действительно сел бы в такси и с ним ничего бы не случилось.

Алан явно чувствовал себя неуютно.

— Я не…

— Говорил, приятель, — с ухмылкой прервал его Джек. — Может, крыша у меня едет, но эти слова я запомнил. Понимаешь, мне было очень приятно их услышать.

— Да?

— Да! — радостно закивал Джек. — Потому что они означали, что он не просто ушел и потерялся. Он кому-то сообщил о своих планах, и к тому же пошел не просто куда глаза глядят, а сознательно выбрал направление. От этого тебе должно быть легче. Остальные парни, они переживают из-за того, что вообще ничего не заметили. Винят себя, что не видели, как он уходит. А у тебя, по крайней мере, одной печалью меньше.

Алан беспокойно заерзал на табурете.

— Да, думаю, ты прав.

Из нагрудного кармана сорочки он вытащил кисет.

— Пойду покурю. Сиди, я недолго.

— Подожди минутку, — сказал Джек. — Вот допью пиво и выйду вместе с тобой.

— Ты же не куришь.

— Опять начал, — солгал Джек: меньше всего он хотел, чтобы Алан сейчас исчез, а для этого ему хватит малейшего шанса. — Почему здесь сегодня столько народу? — спросил Джек, озираясь по сторонам.

Алан расслабился:

— А черт его знает… — Он достал листок бумаги и стал сыпать на него табак. — Наверное, из-за субботы.

— Мы сможем сегодня вечером поймать такси, чтобы доехать до набережной Артура? — небрежно спросил Джек. — Я машину дома оставил.

— Ты о чем?

— Именно такими словами ты сообщил Доналу, что нужно взять такси, правда?

Алан долго и шумно сморкался, но это были единственные звуки, которые он издавал, — ответа на вопрос не последовало. Он медленно скрутил сигарету и стал катать ее между пальцами: Джек видел, как напряженно он размышляет. Пытается все это переварить и найти правильные слова.

— Может, не стоит больше давать такие советы? — произнес Джек чуть слишком зло.

Алан перестал играть с сигаретой и посмотрел на него:

— Что происходит, Джек?

— Знаешь, я тут обдумываю парочку вещей. — Он потер пальцем лоб и заметил, что руки трясутся от злости.

Алан взглянул на Джека, и от него это тоже не ускользнуло. Он сощурился.

— Я потерял контакт с женщиной, которая помогала мне искать Донала, — пояснил Джек и услышал дрожь в своем голосе, но не знал, как с ней справиться, — и это чуть не свело меня с ума. Но вот что беспокоит меня гораздо больше. — Он выталкивал слова сквозь сжатые зубы. — Ты говорил полицейским, и моим родственникам, и вообще всем и каждому, кто готов был тебя слушать, что не видел, как ушел Донал. Однако на прошлой неделе ты заявил мне, что заметил его уход. И даже поговорил с ним, даже подсказал, где ловить такси.

Глаза Алана становились все шире и шире, по мере того как Джек все это излагал. Его руки снова суетливо задвигались, он заерзал на табуретке, а над его верхней губой выступили капельки пота.

— Тут какая-то нестыковка, Алан. Возможно, это вообще выеденного яйца не стоит, но ты должен мне объяснить, почему целый год скрывал тот факт, что разговаривал с моим братом и своим лучшим другом и направил его за такси в такое место, откуда он потом исчез. — Гнев нарастал, а вместе с ним и сила голоса.

Алан затрясся.

— Я не имею к этому никакого отношения.

— К чему к этому?

— К исчезновению Донала. Я совершенно ни при чем.

Он встал, но Джек надавил ему на плечо, заставив снова сесть. Табак из кисета рассыпался по ковру. Джек крепко держал его, прижимая к табурету.

— Ладно. Тогда кто при чем? — гневно спросил он.

— Не знаю.

Джек впился пальцами в плечо Алана и ощутил лишь кости, обтянутые кожей.

— Господи боже мой, неужели нужно делать это здесь? — страдальческим голосом спросил Алан, безуспешно пытаясь вырваться из железной хватки Джека.

Джек наклонился вперед.

— Делать что? Ты хочешь пойти в какое-то другое место? Может, в полицейский участок?

— Я ни в чем не виноват, — прохрипел Алан. — Клянусь.

— Тогда почему ты соврал?

— Я не врал. — Он отвел глаза и выглядел сейчас так, словно вообще никогда в жизни не говорил правду. — У меня не слишком хорошая репутация, и я подумал, что полицейские могут заподозрить, будто я имею к этому какое-то отношение.

Их лица теперь находились на расстоянии всего нескольких дюймов друг от друга.

— Скажи мне правду.

— Это правда.

— Он был твоим лучшим другом, Алан. Всегда был готов помочь…

— Знаю, знаю, — прервал тот, схватившись пальцами в желтых пятнах никотина за голову.

На его глаза начали наплывать слезы, он уставился в столешницу, все тело била крупная дрожь.

— Или ты мне все рассказываешь, и я верю тебе, или я иду в полицию. — В голосе Джека прозвучала явная угроза.

Ему показалось, что Алану понадобились часы, чтобы справиться с нервами и снова заговорить.

— Донал впутался в одно дело, — произнес он так тихо, что Джеку пришлось придвинуться еще ближе.

Теперь их головы почти соприкасались.

— Врешь.

— Не вру, — покачал головой Алан, и Джек понял, что на этот раз он сказал правду. — Я работал на этих парней…

— Каких парней?

— Не могу сказать.

Джек перегнулся через стол и сгреб его за воротник.

— Кто они такие?

— Я помогаю тебе, как могу, Джек, — задыхаясь, прохрипел Алан, и его лицо налилось кровью.

Джек слегка, только чтобы Алан мог дышать, ослабил хватку и стал слушать.

— Они заказали Доналу какую-то программу для своего компьютера. Это я порекомендовал его, потому что он закончил институт, и все такое. Но он видел и слышал кое-что, чего не должен был, и они очень разозлились. Я говорил им, что он будет молчать, но Донал пригрозил, что все расскажет.

— О чем? — Ярость переполняла Джека.

После целого года поисков он не мог поверить, что ответ лежал здесь, под самым носом, и был известен лучшему другу его брата.

— Этого я не могу тебе сказать, — с трудом выговорил Алан через стиснутые зубы, и в уголках его рта запузырилась слюна. — Донал собрался в полицию, и мне не удалось его отговорить. Он распинался о честности и долге, но не понимал, насколько все серьезно. И слушать не хотел.

Джек дрожал всем телом, на ресницах повисли слезы, он ждал продолжения. Голос Алана дрогнул, на лице его был написан стыд, и он, наконец, прошептал:

— Они говорили, что только слегка ему врежут, ну, проучат, чтоб он не дергался, типа предупредят.

Багровая пелена застлала глаза Джека. Гнев яростно бушевал в нем.

— И ты направил его прямо к ним, — прохрипел он.

Джек вскочил, крепче ухватил Алана за горло, заставляя того подняться. Алан покачнулся и с грохотом ударился головой о висевшее за его спиной зеркало. В баре воцарилась тишина, и посетители торопливо расступились, пропуская обоих мужчин. Двигаясь к выходу, Джек снова сильно ударил Алана головой о стену.

— Где он? — прошипел Джек, приблизив лицо вплотную.

Алан хрипел и задыхался, но Джек еще сильнее сжал его горло. Алан попытался заговорить, и тогда Джек, опомнившись, ослабил хватку.

— Где его тело?

Получив ответ, он отпустил Алана и быстро вышел, отряхивая руку, словно только что держал ею грязную тряпку. Он предупредил полицейского Грэхема Тернера и отправился на поиски Донала. На этот раз он сможет по-настоящему проститься с ним. Наконец-то оба брата обретут покой.

 

Главы

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

 

 

 
 

Главная Аудиокниги Музыка  Экранизации   Дебют   Читальный зал   Сюжетный каталог  Форум   Контакты

Поиск книг в интернет-магазинах

© Библиотека любовного романа, 2008-2016

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов сайта без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.

Наши партнеры: Ресторан в южном округе - банкеты, юбилеи, свадьбы.

 

Статистика

Rambler's Top100

Яндекс.Метрика

  ........