загрузка...
 

  Главная    Аудиокниги   Музыка    Экранизации    Дебют    Читальный зал     Сюжетный каталог    Форум    Контакты

 

Личный кабинет

 

 

 

Забыли пароль?

Регистрация

 

 

Авторы

 Исторические любовные романы

 Современные любовные романы

 Короткие любовные романы

Остросюжетные любовные романы

 Любовно-фантастические романы

 

 
Говорят, что первая любовь приходит и уходит. Оставляет после себя приятное послевкусие, а иногда горечь. Но это обязательно нужно пережить, то главное волнение, а порой и лёгкое сумасшествие. Взять от первой любви всё лучшее и важное, и дальше строить свою жизнь, помня и ни о чём не жалея... 

 

 
 
 
Неизбежное пугает, но для Эли известие о смертельной болезни стало шагом к новой жизни. Жизни без чужого мнения, оглядок на прошлое, настоящей жизни. Смелость и уверенность стали её девизом. Все страхи позади, но времени остаётся слишком мало, а нужно успеть испытать всё, чего была лишена... 
 
  
Что может быть увлекательнее, чем новые отношения, особенно, если они ни к чему не обязывают. Вот только, если ты чего-то не понимаешь, становиться как-то не по себе. Влад, познакомившись с девушкой Милой, не ждал такого стремительного развития отношений и, тем более, ещё более стремительного их завершения... 
 
 Он был Ангелом, хотел попасть в Великое Ничто, куда после мятежа была отправлена его возлюбленная, и потому стал высмеивать творения Создателя, за что и был выдворен с Небес - но не в Ничто, к возлюбленной Моник, а на Землю, в Америку конца 19-го века, к человекам, которых презирал...
 
 
 
 



 

 

 

 

Главная (Библиотека любовного романа) » Сесилия Ахерн. Посмотри на меня. Глава 23

 

 

Сесилия Ахерн. Посмотри на меня. Глава 23

Глава двадцать третья

Айвен и Элизабет не сразу сумели оторваться друг от друга, но когда это наконец произошло, Элизабет почти вприпрыжку направилась к своему офису. Она чувствовала, что еще чуть-чуть — и взлетит. Напевая и стараясь не отрываться от земли, она столкнулась с миссис Брэкен, которая стояла в дверном проеме своего магазинчика, пристально разглядывая туристов на другой стороне улицы.

— Господи Иисусе! — Элизабет испуганно отскочила назад.

— Сын Бога принес себя в жертву и умер на кресте, чтобы слово Божье распространилось и чтобы дать тебе лучшую жизнь, так что не поминай его всуе, — выпалила миссис Брэкен. Она кивнула в направлении кафе: — Что это иностранцы там делают, а?

Элизабет прикусила губу, чтобы не засмеяться:

— Понятия не имею. Почему бы вам к ним не присоединиться?

— Мистер Брэкен не одобрил бы такой суматохи. — Должно быть, она уловила что-то в голосе Элизабет, потому что резко вскинула голову, прищурила глаза и внимательно посмотрела на нее. — Ты сегодня выглядишь иначе.

Элизабет не обратила на нее внимания и, увидев, как Джо с виноватым видом вытирает кофе с тротуара, все-таки засмеялась.

— Ты бываешь в башне? — Миссис Брэкен явно порицала такое поведение.

— Конечно, миссис Брэкен. Я ведь занимаюсь оформлением гостиницы, помните? И кстати, я заказала ткани, они должна прийти через три недели, и у нас будет два месяца на то, чтобы все сделать. Как вы думаете, здесь можно будет найти кого-нибудь еще нам в помощь?

Миссис Брэкен с подозрением сощурилась:

— У тебя волосы распущены.

— И что? — спросила Элизабет, входя в магазин тканей.

— А мистер Брэкен всегда говорил: «Остерегайтесь женщин, радикально изменивших прическу».

— Я бы не сказала, что распустить волосы — это радикальное изменение.

— Элизабет Эган, уж для кого-кого, а для тебя распустить волосы — это радикальная перемена. Кстати, — она быстро сменила тему, не давая Элизабет вставить ни слова, — у нас проблема с заказом, который пришел сегодня.

— Что-то не так?

— Ткань яркая. — Миссис Брэкен сказала это так, будто речь шла о каком-то неприличном заболевании, и, широко раскрыв глаза, произнесла еще выразительнее: — Красная.

Элизабет улыбнулась:

— Это малиновый, а не красный, и что плохого в том, чтобы добавить немного цвета?

— Она еще говорит, «что плохого в том, чтобы добавить немного цвета»! — Голос миссис Брэкен взлетел на октаву. — До прошлой недели твой мир был коричневым. Это все влияние башни. Парень из Америки, не так ли?

— Ох, только не надо про башню, — оборвала ее Элизабет. — Я за всю неделю видела там одни рушащиеся стены.

— Правильно, рушащиеся стены, — сказала миссис Брэкен, пристально ее разглядывая. — А сносит их парень из Америки.

Элизабет закатила глаза:

— До свидания, миссис Брэкен. — И она побежала наверх, к себе в офис.

На входе ее приветствовала пара ног, торчавших из-под стола Поппи. Это были мужские ноги. Коричневые вельветовые штаны и коричневые ботинки перемещались по сложной кривой из стороны в стороны.

— Элизабет, это вы? — раздался голос.

— Да, Гарри, — улыбнулась Элизабет. Странно, но люди, которые обычно ее раздражали, сегодня казались удивительно милыми.

— Я тут затягиваю гайки на кресле. Поппи сказала, что на прошлой неделе оно выкинуло номер.

— Так и было, Гарри, спасибо.

— Нет проблем.

Ноги исчезли под столом, и он попытался вылезти. Ударившись головой об стол, он, наконец, поднялся, похожие на макароны волосы на его лысеющей голове были зачесаны набок.

— Вот, пожалуйста, — сказал он, держа в руке гаечный ключ. — Больше оно не должно крутиться само по себе. Забавно, что это с ним было? — Он проверил кресло еще раз, а затем посмотрел на Элизабет с тем же выражением лица, с которым осматривал кресло. — Ты выглядишь иначе.

— Ничуть, я все та же, — сказала она, идя к своему кабинету.

— Волосы. Они распущены. Я всегда говорил, что лучше, когда у женщины распущены волосы, и…

— Спасибо, Гарри. Это все? — твердо сказала Элизабет, заканчивая разговор.

— А, ну да, верно. — Он покраснел и, махнув рукой, пошел вниз, наверняка чтобы посплетничать с миссис Брэкен о распущенных волосах Элизабет.

Элизабет села за стол и попыталась сосредоточиться, но вдруг поняла, что осторожно прикасается пальцами к губам, вспоминая поцелуй Айвена.

— Так, — сказала Поппи, входя к Элизабет и ставя ей на стол копилку. — Ты это видишь?

Элизабет кивнула, глядя на маленькую свинку. В дверях появилась Бекка.

— У меня созрел план, — сказала Поппи. — Каждый раз, как начнешь петь эту чертову песню, будешь класть в свинью деньги.

Элизабет изумленно подняла брови.

— Поппи, ты сама ее сделала? — Она внимательно присмотрелась к свинке из папье-маше.

Поппи попыталась спрятать улыбку.

— Вчера у меня было время вечером. Но, серьезно, Элизабет, поверь, это уже не просто раздражает, — умоляющим тоном произнесла она. — Ты даже Бекку достала.

— Бекка, я тебя правда достала?

Бекка покраснела и быстро ретировалась, чтобы не быть вовлеченной в спор.

— Отличная поддержка, — проворчала Поппи.

— А кому достанутся деньги? — спросила Элизабет.

— Свинье. Она собирает на новый свинарник. Напевай свою песню и помогай свинье, — сказала Поппи, тыча копилкой прямо в лицо изумленной Элизабет.

Элизабет изо всех сил старалась не рассмеяться:

— А ну вон отсюда!

Несколько минут спустя, когда они расселись по местам и вернулись к работе, в кабинет Элизабет ворвалась Бекка, стукнула свиньей об стол и сказала:

— Плати!

— Я опять напевала? — удивленно спросила Элизабет.

— Да, — прошипела Бекка, потеряв терпение, и повернулась на каблуках.

Днем она привела к Элизабет посетительницу.

— Здравствуйте, миссис Коллинз, — вежливо сказала Элизабет, у которой от волнения засосало под ложечкой. Миссис Коллинз держала гостиницу, в которой Сирша жила последние несколько недель. — Садитесь, пожалуйста. — Она показала на кресло перед собой.

— Спасибо. — Миссис Коллинз села. — И зовите меня Маргарет. — Она осмотрела комнату с видом испуганного ребенка, которого вызвали в кабинет директора школы, и сжала кулаки на коленях, как будто боясь к чему-нибудь прикоснуться. Блузка на ней была застегнута до самого подбородка.

— Я пришла по поводу Сирши. К сожалению, мне не удалось передать ей ваши записки и телефонные сообщения за последние несколько дней, — смущенно сказала Маргарет, теребя край, блузки. — Она не возвращалась в гостиницу уже три дня.

— А, — сказала Элизабет, пытаясь скрыть неловкость. — Спасибо, что сообщили, Маргарет, но не стоит беспокоиться. Думаю, она скоро мне позвонит. — Ей надоело узнавать обо всем последней и получать информацию о своей сестре от посторонних людей. Несмотря на то что ее внимание отвлекал Айвен, Элизабет как могла пыталась не упускать Сиршу из виду. Слушание было назначено через несколько недель, но Элизабет не могла ее нигде найти. «Нигде» подразумевало паб, дом отца и гостиницу.

— Ну, на самом деле речь не об этом. Просто, понимаете, сейчас самый разгар сезона. Через город проезжает много туристов, которые ищут, где бы остановиться, так что нам нужна комната Сирши.

— Да. — Элизабет откинулась в кресле. — Разумеется. Это абсолютно понятно. Я могу заехать после работы за ее вещами.

— В этом нет необходимости, — любезно улыбнулась Маргарет, а потом крикнула: — Мальчики!

В кабинет вошли двое подростков, сыновья Маргарет. У каждого в руке было по чемодану.

— Я взяла на себя смелость собрать ее вещи, — продолжила Маргарет, улыбка была все еще приклеена к ее лицу. — Так что теперь мне нужна только плата за три дня, и все будет улажено.

Элизабет застыла:

— Маргарет, думаю, вы понимаете, что все свои счета Сирша оплачивает сама. То, что я ее сестра, не означает, что я должна за нее платить. Она скоро вернется, я уверена.

— О, конечно, Элизабет, — улыбнулась Маргарет, демонстрируя розовое пятно от губной помады на зубах. — Но поскольку в настоящее время моя гостиница единственная, где Сирша может останавливаться, думаю, вы учте…

— Сколько? — резко спросила Элизабет.

— Пятнадцать за ночь, — любезно ответила Маргарет.

Элизабет порылась в кошельке и вздохнула:

— Знаете, Маргарет, кажется, у меня совсем нет налич….

— Меня вполне устроит чек, — пропела та.

Выписав Маргарет чек, Элизабет в первый раз за несколько дней перестала думать об Айвене и вернулась к переживаниям по поводу Сирши. Прямо как в старые времена.


В десять вечера в южной части Манхэттена Элизабет с Марком стояли у огромного черного окна бара, расположенного на сто четырнадцатом этаже, оформление которого Элизабет недавно закончила. Шло открытие клуба «Зоопарк», и весь этаж был посвящен звериной тематике: нарисованные следы животных, покрытые мехом диваны и подушки с хаотичными вкраплениями зелени и бамбука. Интерьер олицетворял все то, что она ненавидела в дизайне, однако ей были даны инструкции, которых пришлось придерживаться. Это был большой успех, все отлично проводили время, а живое выступление барабанщиков, отбивающих ритмы джунглей, и непрерывный гул веселых разговоров создавали атмосферу праздника. Элизабет и Марк чокнулись шампанским и посмотрели на море небоскребов, редкие огоньки, обозначающие здания, как фигуры на шахматной доске, и море желтых такси внизу.

— За твой очередной успех, — провозгласил Марк.

Элизабет с гордостью улыбнулась. «Мы так далеко от дома», — думала она, разглядывая вид за окном и ловя в стекле отражение гудящей у нее за спиной вечеринки. Она заметила, что сквозь толпу пробирается Генри Хакала, владелец заведения.

— Элизабет, вот вы где! — Он приветственно протянул к ней руки. — Что звезда вечера делает в углу, вдалеке от всех? — спросил он.

— Генри, это Марк Лисон, мой друг. Марк, это Генри Хакала, владелец клуба «Зоопарк», — представила она мужчин друг другу.

— Так это вы задерживали мою девушку допоздна каждый вечер, — шутливо сказал Марк, пожимая Генри руку.

Генри рассмеялся:

— Она спасла мне жизнь. Представляете? Сделать все это за три недели!

Он обвел рукой ярко оформленную комнату: стены выкрашены под зебру, с диванов свисают медвежьи шкуры, деревянный пол покрыт узором под леопарда, в хромированных горшках стоят огромные растения, а барная стойка обита бамбуком.

— Сроки были сжатыми, и я знал, что она справится, но не думал, что так блестяще. — Он с благодарностью посмотрел на Элизабет. — Сейчас начнутся речи. Я хочу сказать пару слов, назвать имена нескольких инвесторов, — пробормотал он вполголоса. — Поблагодарить всех вас, фантастических людей, которые так здорово потрудились. Так что никуда не уходите, Элизабет, через минуту все взгляды будут обращены на вас.

— О, — Элизабет покраснела, — пожалуйста, не надо.

— Поверьте, после моего выступления у вас будет несколько сотен предложений, — сказал он и пошел к микрофону, увитому лианами.

— Простите, мисс Эган. — К ней подошел один из работников бара. — Вас просят подойти к телефону снаружи у главной стойки.

Элизабет нахмурилась:

— Меня? К телефону? Вы уверены?

— Вы же мисс Эган, правильно?

Сбитая с толку, она кивнула. Кто мог звонить ей сюда?

— Это девушка. Говорит, она ваша сестра, — тихо объяснил он.

— О, — у нее упало сердце, — Сирша?

— Да, точно, — ответил молодой человек с видимым облегчением. — Я не был уверен, что правильно запомнил.

Ей показалось, что музыка заиграла громче, барабанная дробь била ей прямо по голове, а меховые узоры слились в одно расплывчатое пятно. Сирша никогда ей не звонила, должно быть, произошло что-то ужасное.

— Элизабет, не ходи, — настойчиво сказал Марк. — Передайте, пожалуйста, что мисс Эган сейчас занята, — попросил он бармена. — Это твой вечер, вот и наслаждайся им, — тихо добавил он, глядя в глаза Элизабет.

— Нет, нет, не надо, — запинаясь, проговорила Элизабет. В Ирландии сейчас три часа ночи, почему Сирша звонит так поздно? — Я подойду к телефону, спасибо, — сказала она молодому человеку.

— Элизабет, сейчас начнется речь, — предупредил ее Марк, когда шум в комнате начал стихать и все стали собираться вокруг микрофона. — Это нельзя пропустить, — прошипел он. — Это твой момент.

— Нет, нет, я не могу! — Ее охватила дрожь, и, оставив его, она направилась к телефону.

— Алло? — сказала она несколько секунд спустя с явным беспокойством в голосе.

— Элизабет? — Было слышно, что Сирша всхлипывает.

— Сирша, это я. Что случилось? — Сердце Элизабет билось с глухим стуком.

Генри начал свою речь, и в клубе наступила тишина.

— Я просто хотела… — Сирша умолкла.

— Что ты хотела? С тобой все в порядке? — поспешно спросила Элизабет.

В зале рокотал голос Генри:

— … И наконец, я хочу поблагодарить великолепную Элизабет Эган из компании «Морган дизайнз» за то, что она так чудесно все здесь оформила за столь короткое время. Она создала нечто совершенно не похожее на то, что мы видим сейчас повсюду, сделав «Зоопарк» самым популярным и модным клубом в городе. Люди будут становиться в очередь, чтобы попасть сюда, и это ее заслуга. Она сейчас стоит где-то там сзади. Элизабет, помаши нам, покажись им всем, чтобы они смогли украсть тебя у меня.

В наступившей тишине все смотрели по сторонам, ища глазами дизайнера.

— О, — эхом разнесся голос Генри. — Ну, она стояла там секунду назад. Наверно, кто-то уже перехватил ее и заказывает ей новый проект.

Все засмеялись.

Элизабет посмотрела в зал и увидела, как стоящий в одиночестве с двумя бокалами шампанского Марк пожимает плечами в ответ на вопросительные взгляды людей и смеется. Делает вид, что смеется.

— Сирша! — Голос Элизабет дрогнул. — Пожалуйста, скажи мне, что случилось. У тебя опять какие-то проблемы?

Тишина. Вместо тихих всхлипываний, которые Элизабет только что слышала, голос Сирши снова окреп.

— Нет, — отрывисто сказала она. — Нет, я в порядке. Все в порядке. Наслаждайся своей вечеринкой. — И она отключилась.

Элизабет вздохнула и медленно положила трубку.

Генри закончил свое выступление, и снова раздались удары барабанов, разговоры и напитки потекли рекой.

Ни у нее, ни у Марка не было настроения веселиться.


Элизабет ехала по дороге, ведущей к ферме отца, она видела в окне его огромную фигуру. Бросив все, она ушла с работы пораньше и искала Сиршу. Никто не видел ее уже несколько дней, даже, как ни странно, владелец паба.

Объяснить людям, как добраться до стоявшей далеко на отшибе фермы, всегда было сложной задачей. Ведущая к ней дорога даже не имела названия, что не удивляло Элизабет: это была дорога, которую люди забывали. Чтобы найти ферму, новым почтальонам и молочникам всегда требовалось несколько дней, политики никогда не заезжали сюда с агитацией, дети никогда не приходили по праздникам за сладостями. Ребенком Элизабет пыталась убедить себя, что мать просто заблудилась и не смогла отыскать дорогу домой. Она даже поделилась своей теорией с отцом, который в ответ улыбнулся ей так слабо, что это едва походило на улыбку, и сказал:

— Знаешь, Элизабет, а ты не так уж далека от истины.

Это было единственным объяснением (если его вообще можно так назвать), которое она получила. Они никогда не обсуждали исчезновение матери: соседи и приезжавшие в гости родственники замолкали, когда Элизабет оказывалась рядом. Никто не рассказал ей, что произошло, а она не спрашивала. Она не хотела, чтобы повисло неловкое молчание или чтобы отец выскочил из дома, услышав имя матери. Если отсутствие упоминаний о матери гарантировало всеобщее счастье, то Элизабет, как обычно, была счастлива всем угодить.

В любом случае она не была уверена, что действительно хочет знать правду. Тайна куда приятнее. Ложась вечером в постель, она мысленно сочиняла истории, где мать оказывалась в потрясающих экзотических странах, и засыпала, представляя себе, как та ест бананы и кокосы на необитаемых островах и отправляет Элизабет послания в бутылке. Каждое утро она осматривала в отцовский бинокль береговую линию, не покачивается ли что-нибудь на волнах.

Согласно другой теории, мать стала кинозвездой в Голливуде. Элизабет чуть ли не прижималась носом к экрану во время воскресных сериалов в ожидании большого дебюта матери. Но потом она устала искать, надеяться, придумывать и в конце концов совсем перестала задумываться о ее судьбе.

Фигура в окне бывшей комнаты Элизабет не исчезла. Обычно отец ждал ее в саду. Элизабет уже многие годы не заходила в дом. Подъехав, она подождала несколько минут, но, не увидев ни отца, ни Сирши, вышла из машины, медленно толкнула калитку — от скрипа петель у нее по телу побежали мурашки — и неуверенной походкой пошла на высоких каблуках по каменным плитам. Сорняки высовывались из трещин, чтобы посмотреть на незнакомку, вторгшуюся в их владения.

Элизабет дважды постучала в заляпанную краской зеленую дверь, но тут же отдернула руку, словно обжегшись. Ответа не последовало, но она знала, что в спальне справа от входа кто-то есть. Она толкнула дверь. Внутри царило безмолвие. В нос ей ударил знакомый запах плесени, когда-то олицетворявший все то, что она считала домом, и Элизабет на несколько секунд замерла. Постояла, чтобы справиться с чувствами, которые пробудил в ней этот запах, и только потом вошла в дом.

Откашлялась.

— Привет!

Ответа не было.

— Привет! — повторила она громче. Ее взрослый голос был неуместен в доме ее детства.

Элизабет пошла на кухню, надеясь, что отец услышит ее и выйдет навстречу. У нее не было ни малейшего желания заходить в свою комнату. Стук высоких каблуков по каменному полу эхом разносился по дому — еще один непривычный здесь звук. Войдя на кухню, объединенную со столовой, она затаила дыхание. Ничего не изменилось, и в то же время все было другим. Запахи, часы на каминной полке, кружевная скатерть, ковер, кресло у камина, красный чайник на зеленой плите, занавески. Все было на своих местах, но постарело и выцвело от времени, оставаясь, однако, частью этого дома. Как будто здесь никто не жил, с тех пор как Элизабет уехала. Может быть, никто и не жил здесь по-настоящему.

Некоторое время она стояла посередине комнаты, пристально рассматривая орнамент на стене, протянула руку, чтобы прикоснуться к нему, но лишь скользнула пальцами вдоль стены, не дотрагиваясь. Все как прежде. Ей казалось, что она попала в музей, где сохранились даже звуки плача, смеха, ссор, любви и навсегда повисли в воздухе, как табачный дым.

Ну все, хватит, ей надо поговорить с отцом, выяснить, где Сирша, а для этого придется зайти в свою комнату. Она медленно повернула медную ручку, которая все так же болталась, как и в ее детстве. Элизабет открыла дверь, но входить не стала. Она смотрела прямо на отца, который, не шевелясь, сидел в кресле у окна.

 

Главы

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

 

 

 

 
 

Главная Аудиокниги Музыка  Экранизации   Дебют   Читальный зал   Сюжетный каталог  Форум   Контакты

Поиск книг в интернет-магазинах

© Библиотека любовного романа, 2008-2016

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов сайта без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.

Наши партнеры: Ресторан в южном округе - банкеты, юбилеи, свадьбы.

 

Статистика

Rambler's Top100

Яндекс.Метрика

  ........